и еще пожалуй ребрендингъ | OPPOZIT.RU | мотоциклы Урал, Днепр, BMW | оппозитный форум, ремонт и тюнинг мотоциклов
Home

и еще пожалуй ребрендингъ

Он начал свой путь сквозь этот мир в такое же морозное, суетное и слепое утро почти ровно тридцать лет назад. Сейчас он вынырнул из той же тьмы, что и всегда, в той же квартире, в том же городе, с той же туповатой головной болью, усталыми плечами и замерзшими пальцами ног, в тот же тусклый расплывчатый квадрат света, скованный старыми желтыми занавесками.

Корабль его судьбы изрядно потрепался непрерывным движением по холодному, голодному и беспокойно-пустому морю бытия и прибывал к тридцатилетнему рубежу кругосветки больным, слабым и замороченным. Он уже давно и незаметно стал ощущать себя полу - инвалидом – полу - мучеником некой несуществующей миссии или идеи, единственным носителем которой к данному моменту остался он сам...

Беда была только в том что никакой идеи собственно не было, по крайней мере такой, ради которой бы стоило мучиться и бороться. Просто так складывалась жизнь. Многие люди перенесли многое с дури или от большого ума, но не было и того, Юра был очень средненьким по всем показателям, и жил как - то по - среднему. Тихо, не грустно и не весело, не шипко спокойно и не нервно, без "на грани" и "на искасок", без "поперек" и "посвоему", и не смотря на то, что такая модель бытия должна была бы избавить от лишних проблем, он наоборот незаметно и неумолимо обретал их все больше и больше...

Очень хотелось залезть под теплое одеяло и полежать еще чуть – чуть, но понимание того, что иначе все получится как вчера - то есть ничего не получится и никуда не успеть, гнало вперед… В старую ванную, вонявшую тряпьем и ржавчиной, с ледяным кафелем и текущим сливным бачком, на холодную кухню, к гудящей газовой колонке и загробно - синим огонькам плиты, к обгоревшему чайнику, телевизору с бегающей картинкой на двух каналах, переполненной пепельнице и горе немытой посуды...

Год за годом все это было уютно - одинаковым. Точнее даже не уютно, а предсказуемо, пусть и не очень комфортно.

Юра уже давно ничем толком не занимался кроме работы, работа была ненапряжной, надо было ездить по одним и тем же точкам города три дня в неделю и проверять работу роатеров, хабов и прочей сетевой техники, иногда это занимало сутки, иногда час от силы, остальное время уходило просто на тупление дома, либо на бомбежку по городу, под настроение, и по финансовой необходимости. Он запредельно устал, сил не на что давно не было, он сидел, греясь об большую кружку с горьким дешевым кофе, смотрел в рябящий телик и ощущал запредельную, неподъемную слабость... - Ну вот, только встал, а уже устал...

Утро началось с пробок, тысячи еще не оттаявших машин ползли по рязанке к центру. Казалось, что они выдыхали яд и отравляли им хрустящий воздух. Юра плелся ерзая по колее в этом надышавшемся токсином трафике и думал о моменте, когда он с баклажкой очаковского придет домой, включит телик, залезет в нет, скинет промокшие ботинки и жмущие в поясе джинсы и развалится в кресле, которое со скрипом обнимет больную спину, нальет пивка, откроет какой-нибудь нечитанный журнал про машины, мотики, компьютерные игры и хард - рок и полакомится вкусным теплым дошираком...

Все сложилось бы примерно так, если бы на выезде из очередного тесного, нечищеного двора, и так трудно преодолимого для заднеприводной машины с автоматической коробкой, на лысой резине с заиндевевшими стеклами ему не преградил бы дорогу свеженький купе пежо красно-коричневого цвета с открытым капотом... "Ну *б же твою мать", подумал Юра, с трудом вылезая наружу и вяло застегивая обшарпанный пуховик...

У машины топталась девочка лет тридцати пяти, в короткой шубке, ярком шарфике, джинсиках и неуместных в этом месиве сапогах на каблуках, она явно нервничала и была на грани, глаза слезились от мороза, она пыталась прикрыть шарфом светлые мелированные волосы и согреть ручки дыханием...

- Ой, помогите мне пожалуйста... она встала... и вот...

- Блин... ща... подумаем... а чо с ней?...

Юра понял что помочь таки придется, иначе отсюда не уехать... оттолкнуть пыжа что ли... вокруг такое месиво...

- А чо случилось то?..

- Вот... не заводится... девочка топталась с ноги на ногу, и протягивала ему ключи и пятисотрублевку...

Вот дурра, ...подумал Юра... аккумулятор действительно сел, поворот ключа не вызвал никаких изменений... Юра прикинул, что автомат с троса не заведешь и понял что придется толкать... После получаса работы руками и плечом машину удалось таки выкатить на улицу, Юра фатально промок и измазался... девочка крутилась вокруг, пытаясь чем-то помочь... Юру это немного забавляло...

- А как вас зовут?

- Э... типа ...Юрий... ну ...то есть ...Юра...

- Ольга... Юр... а можно мне вас как то попросить... оттащить меня до дома, здесь не далеко, Фрунзенская... я заплачу... нормально... тысяча?...

Юра подумал что лучше б дура эвакуатор вызвала, он так неврубенно устал... но... хотя... деньги... тысяча... тросс есть...

- Ну да... ладно... а вы на буксире когда - нибудь ездили?...

Самым сложным оказалось затолкать пыжик в его норку, разъезженную замерзшую площадку, загороженную тросом на замке, между ракушкой и чугунным забором.. Плече уже болело со всей дури, и даже пуховик не спасал, каждый контакт со стойкой вызывал массу мерзких ощущений... Олечка бегала вокруг и активно мешала, один раз подскользнувшись и чуть не попав ножкой под задние колеса. От мороза ее глаза слезились, и потекшая тушь на замерзшем бледном лице сделала ее похожей на грустного арлекино... Юрик бы погнал ее греться в свою колымагу, но ему было стыдно за бардак и запах тухлых ковриков...

Наконец Юра затолкал погибшего пыжа на его историческое место, стянул пропитанные ледяной влагой тряпичные перчатки и закурил, уставившись на ладный свежеотштукатуренный домик, сиявший уютным светом своих евроокон... Да... а у некоторых жизнь удалась... Олечка, суетившаяся за машиной, оживилась:

-Юра, а я вас так не могу отпустить, ну посмотрите, вы весь мокрый, ...а давайте ... заходите погреться...

Юра завис, он в принципе, был готов к такому предложению, и уже априори не знал, как поступить, потому что симпатичная дамочка ему уже немного поднадоела, а еще хотелось домой пожрать... ну с другой стороны, дамочка была уж очень симпатичной и какой - то беззащитной, не приспособленной к современным реалиям жизни...

Юра вяло согласился... О чем, кстати, почти сразу пожалел, как только вошел в подъезд, сияющий зеркалами,… Бычья морда охранника в будке, роскошная елка в холе и легкий запах хлорки и какого-то ядреного цветочного ароматизатора в лифте вызвали стойкое ощущение, что он здесь немного лишний, какое-то все это было слишком великолепное и чужое, как витрины дорогих магазинов на охотном ряду, куда можно смотреть отхлебывая промерзшее пиво, но нельзя заходить. Юре было очень неловко за мокрые расплывчатые следы, которые оставались от него на бархатисто-зеленых ковровых дорожках, и вообще за комплексное несоответствие... В лифте он упорно смотрел в пол, на кристаллизацию солей на своих потрескавшихся бутсах, а когда один раз поднял глаза, наткнулся на взгляд Ольги, похожей на улыбающегося грустного клоуна и очень смутился... Потом они вышли на четвертом этаже и он еще более смутился своего стремного вида в огромном зеркале, среди сияющих настенных ламп, эти странные бежевые, пахнущие фиалками интерьеры как будто распластали его под микроскопом и пристально изучают... Наконец они вошли в квартиру, и огромная дверь из красного дерева с золотыми замками отрезала путь к бегству...

- Может я там ботинки сниму...вы меня..извините...да куртку можно куда-нибудь...а то грязная... Юра в смущении поправлял резинку на косичке, что было бессмысленно, она совсем ослабла и волосы разбегались и нелепо зависали торчащими из-за ушей, потом он стал пытаться что-то сделать со своей рубашкой, у которой уже давно не хватало половины пуговиц, особенно на манжетах, и задумался на сколько мерзко сейчас воняют его мокрые ботинки и носки, и на сколько сильно шелушится кожа на небритой морде...эх жаль одеколон неделю уже назад кончился...как же это все нелепо...

Ольга предлагала бархатистые тапочки, правда его размера не нашлось, и что-то рассказывала про туалет и ванную... Юра скомкано раскланивался благодарностями и поспешил укрыться в сан-узле, чтобы хоть как то привести себя в порядок и понять, что делать с ситуацией... Причесавшись, умывшись и засучив незастегивающиеся, рукава он снял мокрые носки и повесил их под раковиной, на горячую трубу, подумав попутно - не оскорбит ли это хозяйку... затем передумал и скомкав убрал в карман... Единственный дискомфорт доставляли промокшие до колен джинсы, ну и собственно ситуация в которой он оказался... все это было как то слишком хорошо и благостно...

Юра сидел за столом и жрал халявные печенюшки, запивая очень вкусным кофе из огромной кружки... Он рассматривал огромную шикарную кухню, примерно соответствующую размерами его квартире целиком, щурился от яркого насыщенного света десятков лампочек на потолке, на стенах и в недрах хрустальных шкафов и вдыхал приятный но чуждый ванильно - карамельный аромат с легким привкусом роз, стоявших в огромной вазе на столе. Юра в пол-уха слушал Олю, щебетавшую что-то о своей учебе в Вене, о работе в посольствах и представительствах, о ее именитых предках, чьи фото висели на стенах, о менеджменте, о мировой экономике и еще чем-то мало понятном и не шибко интересном, Ольга очень соответствовала этому интерьеру, ее лохматый халатик и симпатично свеженакрашеная мордочка с тонкими черными бровями, маленьким носиком и бледными губами очень хорошо сочеталась с ажурными фарфоровым чашечкам и полупрозрачной кухонной утварью, как по цветовой гамме, так и по изящности линий. Конечно, она не идеальна, и морщинки уже заметны местами, и глазки не такие веселые, как у девочек соплячек, и вообще какая - то она грустно - бледноватая, но по сравнению с теми женщинами, с которыми Юра общался до ого, а последний раз это было очень давно, она просто богиня... На фоне всего этого великолепия Юру волновали два вопроса - как бы что - нибудь не испортить и как бы отсюда побыстрее слить... Странный такой день рождения в этот раз получается…

- Юр а знаете мне вас Бог послал, я просто не знаю что бы я без вас делала... Сигару не хотите?...

Ольга временами теряла нить повествования, а тишина Юру смущала еще более, и он что-нибудь нейтральное пытался ляпнуть...

- А знаете у вас здесь...какбэ...очень уютно... а это Жуков на фото?..

- Нет это мой папа, генералом был...

- А...круто...а...это у вас какбэ гостиная...у вас наверно много гостей бывает?

- Да ты не поверишь... лет пять никого не было...

- А это тоже ваш родственник?

- Да, это дедушка, папин отец, это академия наук, ему премию вручают, сталинскую по-моему...

- У вас вероятно много выдающихся родственников...

- Да уже нет, умерли все, я одна осталась... Ольга закурила...

Юра задумался... он стеснялся сказать что его отец был алкоголиком и вечным лейтенантом внутренних войск, а мать просто алкоголичкой, и не смотря на театрально-культурное происхождение спилась после смерти отца...

Блин о чем же с ней говорить...то...Юра вроде бы был образованным и культурным человеком, но так давно не общался с людьми вообще, и с культурными в частности, что впал в прострацию...

Из нелепой ситуации Ольга спасла его сама, заметив что под расстегнутой рубашкой у него выцветшая серая майка Дип Перпл...

- Юра вы наверное музыку любите?

- Ну да...типа того...

- А знаете, я тоже хороший рок люблю...еще блюз, кантри,... а давайте я что-нибудь поставлю... пойдемте в комнату, мне здесь вообще не очень нравится, пойдемте в гостиную...

Вот так то это, оказывается, была еще не гостиная... Юра взял чашку и стараясь ничего не задеть пошел за Ольгой в огромный зал...

- Юр, вы Коэна любите?...

- Да... Манхэттан... ага... слышал... Юра нелепо стоял посреди зала, пока Ольга не увлекла его на диванчик с горой подушек, стоявший посреди комнаты перед стеклянным столиком, на нижнем этаже которого жила шеренга малознакомых бутылок и несколько бокалов...

- А давайте выпьем? Юр вы что пьете?

Юра задумался, что надо б еще домой ехать...а ведь он так устал... и ноги все еще ледяные... а ну почему бы и нет...

- А что есть?...

- Виски, водка, мартини, ром...

Юра никогда не пробовал ром, кроме того что продается в баночках с колой...

- Да ром...

- Чистый? Лед? Мохито?

Юра читал про мохито у Флеминга но смысла этого слова не знал...

-Ага, мохито, ну хоть попробую что это такое...

Сначала питье не работало, хотя изрядная крепкость дозы чувствовалась... Юра пытался отвечать на какие - то вопросы сидящей совсем рядом Ольги... а потом его начало срубать... он стал прикидывать, что пора бы двинуть... но диван был такой мягкий... а сил совсем не было... в какой то момент между фрагментами небытия он почувствовал что Ольга совсем рядом, гладит его волосы, он чувствовал этот карамельно - приторный аромат и проваливался запрокинутой головой в бездну легких и странных ощущений...в комнате было уже совсем темно...

Юра проснулся как то неожиданно...Он лежал в той же комнате накрытый пледом, рядом лежала Ольга, на столе стояли пустые стаканы, в проеме ведущем на кухню горел свет... Юра встал и тихонько вышел из комнаты по светлой дорожке блестящего паркета... Он минуту поколебался, усталость и сонливость не прошли, он понял что чувствует себя очень неуютно в этом блеске великолепия, в чужой квартире с этой почти незнакомой дамой... а ну его от греха подальше... домой... отдыхать...

Не возясь с носками Юра натянул еще не высохшие ботинки... схватил мокрый пуховик и тихо вышел за дверь...черт ее знает как она запирается... ну здесь вряд ли посторонние ходят... Под пристальным набыченым взглядом охранника он вышел из дома, сел в уже промерзшую машину, завел ее с третьего раза и, болезненно хватаясь за ледяной руль, поперся домой... Надо было хотя бы пятьсот рублей взять.. блин...

Юра сидел в своем кресле, в своей привычно пахнущей старым деревом, макулатурой и ржавой водой квартире, пил водянистое и неприятно - забористое, попахивающее чем - то водочным пиво, и никак не мог расслабиться и вникнуть в любимый интернет – форум… Его не оставляло впечатление, что он продолбал что-то важное, какой - то последний шанс, что - то проспустил или потерял в этом непредсказуемом мире... Да странненькая такая днюха получилась…

С другой стороны, такое ощущение уже бывало, проверено что оно хорошо лечится крепким пивом, интернет троллиногом, любимым гаражом и красивыми журналами... хотя какая - то горечь и слабость все - таки иногда остается… на долгие годы...

Anonymous (пешеход)

thermo's picture

Ну что тут сказать....все могло продолжится и дальше...

"Его не оставляло впечатление, что он продолбал что-то важное, какой - то последний шанс, что - то проспустил или потерял в этом непредсказуемом мире... Да странненькая такая днюха получилась…

С другой стороны, такое ощущение уже бывало, проверено что оно хорошо лечится крепким пивом, интернет троллиногом, любимым гаражом и красивыми журналами... хотя какая - то горечь и слабость все - таки иногда остается… на долгие годы..."

Когда нить и на нашей улице камаз с пряниками переворачивается)))


Beast's picture

Горечь и слабость - пора лечить печень.


thermo's picture

Хорошо написано, однако...жизненно...душевно..


Гуд Вин's picture

прекрасно-)


Fin13's picture

А аккумулятор со своей машины, на её переставить, что-бы завестись, нельзя было??? ):-/


IRON_BULL's picture

Автор, себя где-нить печатают? Вроде где-то на бумаге видел сие


Beast's picture

На туалетной.



для тех кто в бронепоезде - я ведь ясно написала - бистам и прочим сланцам здесь не рады - не нравицо - не читайте делов то. вам других блогов мало? про дебильные самоделки из говняных отечественных мотоциклов идите дискутируйте.



www.proza.ru под тем жед ником
больше нигде
и видщеть в бумаге ты не мог.

User login