На мотоциклах из Москвы в Чехию и обратно | OPPOZIT.RU | мотоциклы Урал, Днепр, BMW | оппозитный форум, ремонт и тюнинг мотоциклов
Home

На мотоциклах из Москвы в Чехию и обратно

Пролог

Ранней весной 2007 года Штирлиц предлагает мне принять участие в поездке на мотоциклах в Чехию на ежегодный всечешский слет владельцев мотоциклов «Урал» и «Днепр». Слет проходит с 15 по 17 июля в местечке Створидла, нас приглашает туда организатор мероприятия чешский дилер ИМЗ Павел Кучера. Я немедленно соглашаюсь. Раньше на мотоцикле я дальше двухсот километров от Москвы никогда не отъезжал. Мой первый дальняк – и сразу в Европу!


Хумполец

После обсуждений на сайте oppozit.ru образуется пятеро смелых участников мотопробега – сам Федор «Штирлиц» на «Соло-классик», Илья «Кощей» на новеньком «Ретро» с коляской, Саша «Волкодав» на видавшем виды «Вояже», Ира «Люциферчик» на «Хонде Бросс», ну и автор этих строк, я еду на «Урале-Тройке» по имени Зелибобер. В Чехии к нам должен присоединиться Саша «Норсу» на «Волке», он живет и работает в Финляндии и поедет на слет своей дорогой, не заезжая в Россию. Штирлица и Кощея я уже знаю, с остальными знакомлюсь в кабаке во время встречи оргкомитета. Старт со Смотровой назначен на День России, 12 июня, в 12 часов дня.

Вот уже ребята оформили визы, кое-кто даже справил себе новое водительское удостоверение, совсем как настоящее, для Европы сойдет. Позади планирование маршрута, оформление отпуска и покупка палатки. Накануне выезда еду я с женой Аней в машине, и тут звонит Штирлиц и говорит, чтобы я взял побольше резинок с крючками для крепления багажа и еще купил для чешских друзей «Беломора» в подарок, они будут в восторге. Ну я само собой отвечаю: «Беломора куплю, а резинок у меня навалом», прощаюсь со Штирлицем и поворачиваюсь к Ане. В очень больших и очень круглых глазах застыл немой укор «ну ни хрена себе вы в Чехию собрались!». Приходится долго объяснять истинное значение моей фразы. Аня верит. Потом в течение всей поездки при каждом слове «резинка» я нервно подпрыгиваю.

Один

В день Д рано утром мы с Аней мчимся с дачи в Москву, я пригоняю мотоцикл из гаража к дому и начинаю собираться в дорогу. Хорошо путешествовать на колясочнике! Загружаю целую кучу нужных и не очень вещей, одежду на разную погоду, открытый шлем, шлем-интеграл, консервы, две бутылки перцовки в подарок чехам, немного закуски и еще много всякого барахла. Вынул подушку сиденья из коляски и сложил туда вещи. Аня села сверху на поклажу, и мы с 30-минутным опозданием приезжаем на Смотровую.

Погода отличная, на Балконе для традиционного прохвата в честь Дня России собралось несколько десятков оппозитов, которые на фоне пары японцев представляют собой очень необычное для Горы зрелище. Штирлиц ведет длиннющую колонну по набережным Москвы и Яузы, его золотая коса, которую я буду наблюдать всю следующую неделю, победоносно развевается на ветру. Откатавшись, возвращаемся обратно на Смотровую. Высаживаю Аню, ребята перекидывают часть своих вещей мне в коляску, и часов около четырех выезжаем на запад.

Первые 150 километров знакомы мне почти наизусть, где-то слева километрах в 30 от трассы отдыхает на даче у своей мамы и бабушки мой замечательный сын Коля. Вспоминаю, как первый раз ехал сюда на «Волге» больше десяти лет назад, тогда такая поездка казалась мне ужасно далеким и полным опасностей путешествием, как первый трансатлантический перелет. Сейчас это только самое начало, впереди еще почти две тысячи километров. После двухсотого километра что-то екает и холодеет внутри. Так далеко я еще не заезжал. Может быть, зря я все это? Вернуться, пока не поздно? Эх, как бы не сложить свою дурную голову под километровым столбиком где-нибудь за тридевять земель. Нет, к черту все сомнения! Вперед, и только вперед!

По плану мы должны к вечеру пересечь белорусскую границу. Едем таким порядком – впереди Штирлиц, вторым я, за мной идут Люциферчик и Волкодав, замыкает колонну Кощей. Зелибобер оказывается самым медленным в группе. Иду постоянно на полном газу, но больше 100 км/ч никак не выжимаю, на подъемах замедляюсь до девяноста. Штирлиц под шлемом слушает музыку в наушниках. Если он втопил 150 и уехал к горизонту – значит, музыка энергичная, а если я его догнал и спокойно держусь следом – музыка умиротворяющая.

Через каждые километров сто пятьдесят останавливаемся заправиться. На очередной заправке я забываю переключиться с резерва и по непонятной причине полностью высыхаю через 115 км и встаю, приходится слить несколько литров у Волкодава. Невероятно, получается 16 литров на сотню! Начинаю нервничать, подозревая какую-нибудь серьезную неисправность. Постепенно расход сокращается до 12, позже до 10 литров на сотню.

Слава богу, вроде все нормально. После очередной заправки «качественным» бензином максимальная скорость падает до девяноста, в гору иду на семидесяти и перехожу на третью передачу. А вот в Москве таких проблем не было!

Часто останавливаемся – то я высох, то Кощей что-то по быстрому ремонтирует в своем вроде бы новом «Ретро», то Волкодав забывает застегнуть пластмассовые наколенники, которые разлетаются во все стороны, и ребята едут их искать. Внеплановые остановки мы с Федей вовремя не замечаем и уезжаем далеко вперед, после чего упражняемся в развороте и езде по обочине в обратном направлении.

Начинает темнеть и холодать, поддеваем свитера. Я активно агитирую народ искать место для ночевки, пока еще что-то видно, причем желательно в мотеле, где есть туалет и горячая вода, но мои беспечные друзья только гонят дальше в сторону заходящего солнца. Как же мы будем ставить палатки в темноте? Как выберем безопасное место? Воображение рисует страшные картины палаток в болоте, ночного налета злых аборигенов, разобранные и разворованные мотоциклы, проезд трактора по спящим телам.

Но вот наш предводитель Штирлиц сигналит к остановке, Волкодав лихо подрезает визгнувшую шинами фуру и мы все оказываемся в придорожном магазине, закупаем продукты и пиво. Прыгая по колеям и буеракам, съезжаем на поле и становимся лагерем под кустом метрах в двухстах от шоссе. Пока ребята ищут и рубят дрова, разжигают костер, пока Люциферчик готовит ужин на бензиновой горелке, я впервые ставлю свою специально купленную к поездке палатку, прячу вещи, запираю и зачехляю Зелибобера. Успешно справившись с задачей, я понимаю, что полностью проигнорировал общественно полезный труд. Ой, как стыдно! Чувствую себя главным буржуином и мальчишом плохишом одновременно. Однако голод заглушает угрызения совести, и я набрасываюсь на вкуснейшие макароны с тушенкой и лечо. Волкодав выпивает Федино пиво, мы с Кощеем открываем водку, запасенную в подарок чешским друзьям. В кромешной темноте заползаю в палатку.

Первый раз в жизни сплю в дикой природе. То есть ночевать в палатке случалось и ранее, но тогда вокруг было много других палаток и вполне человеческих звуков и прочих признаков людского присутствия. А тут шоссе почему-то не слышно, все заснули, а вокруг полная дичь, ночные шорохи, какие-то птицы пролетают во мраке, кто-то проползает в траве. Жутковато, но я заставляю себя не обращать внимания и вскоре засыпаю.

Два

Настало утро. Чистка зубов и легкий завтрак, Кощей быстренько так меняет резину на двух колесах (подпрыгиваю при слове «резина») и регулирует карбюраторы, я безуспешно ищу чехол от чехла для мотоцикла, то есть маленький чехольчик, в который убирается большой чехол. Чехла от чехла нигде нет, как сквозь землю провалился. Часов в 12 наша колонна выезжает с поля, чтобы через несколько минут свернуть на АЗС и плотно пообедать в кафе. Оказывается, до границы всего пять километров. Значит, вчера мы проехали около 450 км, и впереди еще почти шестьсот. Кормят вкусно, обещаем хозяйке заехать на обратном пути.

Переход российско-белорусской границы оказывается пустой формальностью, интересуются только наличием загранпаспорта и номера на мотоцикле. С белорусской стороны к пограничному переходу стоит восьмикилометровая очередь фур. Оплавившиеся от жары пузатые дальнобойщики стоят в тени своих грузовиков и обалдело рассматривают нашу кавалькаду. Сегодня мы должны быть в Польше.

Красивая страна – Белоруссия. Вокруг нескончаемые поля, пологие холмы, леса и перелески, мирно пасутся стада коров, которых Кощей называет «Милки Веем», летают по своим птичьим делам аисты, кружат соколы. Прекрасная дорога по две полосы в каждую сторону, разделительный газон с отбойником, почти везде отличный асфальт, свежая разметка, стриженные газоны. Дорога платная, но сумма символическая, от российской границы до Бреста четыре пункта оплаты. Машин с местными номерами очень мало, в основном транзитные фуры, попадаются московские номера. Заливаю дорогущий, но качественный 95-ый бензин, максималка выросла до 110 км/ч. На заправках принимают любую валюту и банковские карточки, но купить что-либо кроме бензина, в том числе воду, можно только на белорусские рубли, которыми я забыл обзавестись. Только один раз мне, обнажившись по пояс и используя всю свою харизму, удалось уговорить тетеньку продать бутылочку минералки за наши рубли. Сказала, что ее могут посадить за незаконные валютные операции.

Берем очень высокий темп, перегоны по 150 км, быстрая остановка на заправке, бегом в туалет, по коням и снова вперед. Никакого обеда. Штирлиц ведет аэрофотосъемку – фотографирует все вокруг прямо на ходу, свешивается с мотоцикла, привязывает видеокамеру на багажник. В Белоруссии, наверное, какой-то другой стандарт на боковой уклон дороги, чем у нас или в Европе. Зелибобера все время тянет вправо, через несколько часов езды руки и спина начинают отваливаться. Во время очередной остановки щелкаю указательным пальцем по сигарете, чтобы сбить пепел – дрожь проходит через всю руку до плеча. Но долго удерживать такой темп не удается, начинаем делать частые внеплановые остановки. Вот у Кощея расплетается коса, которую нужно обязательно заплести на место. Вот на очередной остановке Волкодав роняет шлем, после чего практически сразу роняет мотоцикл и отламывает ручку сцепления – хорошо, что у Кощея есть запасная. Еще несколько раз останавливаемся для мелкого ремонта «Вояжа».

Не заезжая в Минск, едем в сторону Бреста. В одном месте дорога перекрыта – ожидается проезд какой-то важной персоны. Собирается огромная пробка, мы лавируем между машинами и становимся первыми в очередь. Первый и единственный раз вижу белорусского гаишника – настоящий шериф, красивая форма, явное чувство собственного достоинства. Царственным жестом разрешает нетерпеливым развернуться через разделительный газон. Через несколько минут нас пропускают.

На очередной заправке подъезжает «Волк», за рулем человек в железной каске, на плече наколка «Северный флот», за спиной девушка. Ребята с радостными воплями «Дяденька, а это у вас Харлей?» окружают вновь прибывшего. Оказывается, местный байкер Андрей купил в Москве мотоцикл с рук, очень доволен, теперь вот катается по союзной Белоруссии. Делаем групповое фото. Новый знакомый провожает нашу колонну несколько километров, зовет смотреть самый красивый в Белоруссии замок, это совсем недалеко в сторону от шоссе, но, к сожалению, у нас времени в обрез, уже вечер, а до Польши еще далеко. Обещаем заехать на обратном пути и прощаемся.

Последний час едем по левой стороне дороги, наша перекрыта из-за ремонта, асфальт убитый, весь в заплатках и «стиральной доске». Я веду колонну, не сбавляя скорости – не еду, а низко лечу с кочки на кочку. Руки отваливаются окончательно, ужасно устал, да и есть уже хочется очень сильно. В темноте подъезжаем к Бресту, заправляемся в последний раз по белорусским ценам и пополняем запасы подарочной водки, опрометчиво прикупив ацетон под названием «Первач» крепостью 56%. Немного плутаем в ночном Бресте, теряем друг друга, снова находимся и за полночь подъезжаем к границе.

Объезжаем большое скопление автомобилей и с девизом «Мотоциклы – без очереди!» быстро выезжаем из Белоруссии. На нейтральной территории проходит таможенное оформление и технический осмотр транспорта, опять огромная очередь, но и тут нам незачем стоять, декларировать нам нечего и мы смело едем в «зеленый коридор». Несмотря на отсутствие очереди, нас довольно долго оформляют. Стоим в окружении белорусских и польских пограничников и таможенников и даем справки о модельном ряде Ирбитского мотоциклетного завода, розничных ценах на мотоциклы и особенностях их конструкции и эксплуатации.

Подходит польский пограничник и говорит, что виза у ребят начинается с 14-го июня, и по европейскому времени еще нужно подождать 15 минут. У них там, за шлагбаумом, на два часа меньше, а по-нашему, по московскому, сейчас без четверти два ночи. Ждем. Силы на исходе, ложусь подремать на скамейку. Я все еще не знаю, отказались ли парни от идеи опять ночевать в палатках. Мерещатся польские лесники и экологическая полиция, огромные штрафы за разжигание костров в заповедных польских лесах, злые паны с двустволками, охраняющие свою частную собственность.

К нашей компании подходит человек, как две капли воды похожий на Жванецкого. Едет куда-то в Европу на стареньком микроавтобусе с огромным автоприцепом. Говорит много, громко и со знаменитым одесским акцентом. Знает абсолютно все на свете. Предлагает поставить наши мотоциклы на прицеп и обещает, что утром мы уже будем в Чехии. Вежливо отказываемся, ссылаясь на чистоту эксперимента. Спрашиваю, есть ли дешевый мотель недалеко от границы. Жванецкий рекомендует мотель «Под дубами», там можно снять домик на всю компанию очень недорого. Благодарим, получаем свои паспорта и отваливаем. Вдруг, практически под пограничным шлагбаумом, не слезая с мотоцикла Волкодав говорит «А у меня бак потек…»

Около трех часов ночи (по московскому времени) снимаем две комнаты на пятерых в знаменитом мотеле «Под дубами». Атмосфера самой дешевой базы отдыха, скрипучие кроватки из ДСП, отваливающиеся дверцы шкафов, но действительно недорого, Жванецкий не обманул. Мы очень устали, ничего не ели целый день. «Хочется снять носки и сжечь» – говорит Кощей. В считанные мгновения открыты и съедены консервы, пьем подарочную водку и «Первач». Смотрим по телевизору сексуальную блондинку в купальнике на фоне телефонного номера и таблицы с буквами. Ясно, что предлагается составить из букв слово, позвонить по указанному телефону и получить приз. У нас получается «EBLAN», но звонить не решаемся.

Разливаю последнюю порцию перцовки, в рюмку выпадает перчик – выбрасываю его в пустую банку от консервированного тунца. Банку с удивлением рассматривает Кощей.

– Что это?

– Консервы «Перец Тунца» – отвечаю.

Смеемся до слез. Падаем по кроватям.

Три

Рано утром, пока все спят, выхожу на улицу и обнаруживаю Волкодава, пытающегося мылом залепить протекающий бак. Бог в помощь! Принимаю душ, вчера не было сил. Настроить приемлемую температуру невозможно, вода либо ледяная, либо кипяток. Вот почему купающиеся вечером так кричали и ругались. Постепенно все возвращаются к жизни, идем завтракать. Люциферчику приносят прекрасные блинчики со взбитыми сливками. Волкодав заказал пирожок с мясом, заодно мы все узнали, что «пироги» по-польски значит пельмени. Пора снова в путь, идем на Варшаву.

Дорога от польской границы до польской столицы просто ужасная, особенно после белорусских автобанов. Раздолбанная, в страшных колеях, почти везде сужение из-за ремонта. Оказавшись в Европе, сначала едем строго по правилам и соблюдаем знаки. Однако оказывается, что поляки на дороге не стесняются нарушать абсолютно все что можно и что нельзя. Быстро адаптируемся к местным условиям движения, благо нам не привыкать. Ограничение – 40 км/ч, мы идем привычные 110, нас по встречной, через две сплошные, в закрытые повороты обгоняют легковушки и даже пустые фуры. Перед самой Варшавой нас обгоняет «Харлей», становится во главе колонны и некоторое время нас ведет, уже в городской черте отрывается и уходит вдаль.

Варшава взята! Проезжаем через самый центр весь город, который немного напоминает уменьшенную Москву. Старинной застройки практически не видели, много новых офисных «кубиков», попадается архитектура «сталинского ампира». В центре такие же пробки и такое же хаотичное движение. Штирлиц лихо подрезает трамваи, наверное, он за что-то их не любит. Выезжаем из города на неправильную дорогу местного значения на Краков и Брно, а надо было бы по автобану ехать на Вроцлав. Я пытаюсь протестовать, но Штирлиц говорит, что наши чешские друзья якобы собираются в Брно и оттуда все вместе колонной едут до места слета. На самом деле никто там не собирается и в Брно нам совсем не надо.

Останавливаемся на обед в придорожном кафе. Кормят прекрасным гороховым супом с огромной, треснувшей от собственной сочности сарделькой, хочется проглотить язык. Местные мужички рассматривают мотоциклы, охают, ахают и цокают языками. По всему видать, они знавали эту технику еще в далекие социалистические времена, и не могут поверить глазам своим, что это действительно «Уралы». Но нам пора снова в дорогу. Кощей задним ходом лихо отъезжает от кафе, при этом в заднем тормозном барабане «Ретро» ломаются пружинки. Мотоцикл на центральной подставке, заднее колесо снято, тормоз разобран. Местные мужички вздыхают с явным облегчением – действительно «Уралы». Запасных пружинок нет. Принято решение выкинуть из барабана все потроха нафиг и ехать на переднем и боковом тормозах.

Подъезжаем к шоссе, я притормаживаю, пропуская приближающуюся фуру, и сразу же получаю удар сзади. Это Волкодав. Въехал мне в коляску, замял левый нижний угол, себе загнул переднее крыло. Не останавливаясь, продолжаем движение. Я внутри своего шлема, как в скороварке, весь киплю от обиды и злости. Через пару часов отпускает.

Чем дальше на запад, тем красивее дорога, правда достаточно узкая и с интенсивным движением. Все вольности с ПДД остались в восточной части Польши, здесь в основном не нарушают. В нескольких местах сужения, ремонт дороги, стоим в пробках, объезжаем самосвалы по обочине. Чем ближе к Кракову, тем круче холмы, по которым идет дорога, местами напоминающая серпантин. В темноте въезжаем в Краков и проезжаем ночной город насквозь. Жалко, что совсем нет времени на осмотр, да и не увидим ничего в темноте. На заправке, предварительно заручившись поддержкой Волкодава, я опять выступаю с инициативой заночевать пораньше, но Штирлиц непреклонен – по плану сегодня мы должны быть в Чехии. Съезжаем на платный автобан в сторону пограничного города Котовица.

Дальше начинается мой личный ад, глаза слипаются, еду как в бреду. В темноте и тумане изо всех последних сил слежу за ослепительно ярким стопарем Штирлица, он кружится перед глазами, оставляя длинные красные полосы. Иногда вдруг понимаю, что еду в сторону обочины, красный огонек стоит неподвижно рядом с дорогой. Почему Штирлиц остановился? Нужно тормозить! Вдруг понимаю, что еду на придорожный столбик с красным катафотом, опять ищу в темноте Федин красный стопарь. Местами один ряд шоссе отгорожен для ремонта пластиковыми столбиками со световозвращающим покрытием, которые стоят вдоль линии разметки. Эти столбики очень ярко светятся в темноте, возвращая свет моей фары. Иногда мне вдруг начинает казаться, что они идут не вдоль, а стоят поперек дороги стеной, в которую я сейчас въеду, или может это я уже еду поперек. За несколько километров до чешской границы понимаю, что все, больше не могу, хоть убей, сейчас я просто улечу с дороги, я уже ничего не вижу и ничего не понимаю. Сигналю к остановке. Пью холодную воду, умываюсь и поливаю голову из бутылки, при этом роняю крышечку от бутылки на дорогу, и она катится к разделительному отбойнику. С криком «Крышечка!» бросаюсь на автобан ее догонять. Ребята практически хватают меня за шиворот. Вот было бы прикольно из-за дурацкой пластмассовой крышечки прокатиться орлом на радиаторе пролетающей мимо фуры! Немного прихожу в себя, добираемся до границы. Позже это мое состояние начинает использоваться как некий эталон – «Да он был как Боровский на чешской границе» и тому подобное.

Граница – пустая формальность, никаких очередей, перехожу ее первым и засыпаю, лежа на мотоцикле. Через минут 20 подтягиваются ребята. Я снова в форме и готов продолжать путь. Плутаем по ночным улицам маленького пограничного городка, заезжаем на заправку за бензином и настоящим чешским пивом – мы же наконец в Чехии, черт возьми! Волкодав радостно приносит на кассу несколько бутылок безалкогольного пива. Хорошо, что продавщица, как следует рассмотрев нас и прикинув что-то в уме, спросила, действительно ли мы хотим безалкогольное. Заодно выясняем у нее, где можно переночевать – нужно вернуться обратно в центр городка, найти шоссе на Брно и там километров через 20 будет мотель. Делать нечего, едем в обратную сторону. На наше счастье, находим мотель гораздо ближе – двухэтажное здание у дороги, разрисованное голыми женщинами на трехместном велосипеде и прочими похабными картинками в стиле начала прошлого века. Звоним в домофон – на чистом русском языке нам объясняют, что на пятерых нам могут предложить две комнаты, двухместную и трехместную. Радостно соглашаемся, выходит хозяин и впускает нас с мотоциклами на задний двор. Внутри все идеально чисто, красиво и зажиточно. Отправляем Волкодава с Люциферчиком в двухместный номер, сами со Штирлицем и Кощеем располагаемся в трехместном, открываем пиво. Вдруг врывается Волкодав – говорит, в их номере кровать двухместная и не раздвигается, поэтому он будет спать с нами, в спальнике, на полу. Выпиваем по бутылке пива и отрубаемся. Кажется, мы нашли свой ритм – ложиться в 3 часа ночи и выезжать в 12 дня.

Четыре

Волосатые мужики – это прикол, по крайней мере для меня, всю жизнь коротко стриженного. Штирлиц и Кощей подолгу расчесывают волосы гребешками, заплетают косы, спрашивают друг у друга резинки для волос (я подпрыгиваю). Завтракаем на заднем дворе рядом с мотоциклами – не спрашивая, каждому приносят шикарную глазунью из трех яиц и вкуснейший кофе «со сметанкой» (сливки по-чешски) в большой кружке. Разговариваем с хозяином, крупным усатым мужиком. Вроде бы чех, но по-русски говорит совершенно чисто, только иногда проскальзывают какие-то чудные интонации или слова. Оказывается, в его мотеле регулярно останавливаются разные мотоклубы во время своих поездок по Чехии. Хозяин приносит подробный атлас автодорог, фотографируем наш маршрут на мой цифровой фотоаппарат в разных масштабах. Дальше мы будем ехать по этим фотографиям.

Собираемся, делаем групповое фото у фасада мотеля и выезжаем на Брно. Прекрасная погода, жарко, еду в джинсах, майке и разгрузке. На радостях проезжаем несколько километров не в ту сторону, спрашиваем у местных дорогу, возвращаемся и попадаем на нужное направление. Пилим по прекрасному автобану, заправляемся, везде отличный бензин, разгоняюсь до 120 км/ч. Проезжаем мимо Брно и поворачиваем направо в сторону Праги. Через сто километров нам нужно будет свернуть направо в город Хумполец и оттуда по дороге местного значения ехать к месту слета.

Автобан петляет по горам и постепенно поднимается на перевал, дует очень сильный боковой ветер, на обгонах, с моей-то парусностью, мотает во все стороны, держу мотоцикл изо всех сил, обхватив его руками и ногами. Вдруг вижу, что в меня летит какая-то длинная и узкая хреновина, я сразу решил, что железная, Штирлиц пригибается, хреновина пролетает почти у него над головой и падает мне под колеса. Как потом рассказывает Штирлиц, это у обогнавшей нас машины отвалилась пластиковая накладка порога, но я же не знаю, что она пластмассовая, и обильно выделяю адреналин.

Незаметно в дороге проходит весь день, я уже «вкатался» и пятьсот километров кажется чем-то вполне естественным. В какой-то момент Штирлиц решает остановиться на обочине и посмотреть карту. Я спрыгиваю с мотоцикла, подбегаю и кричу всем, что вообще-то это страшнейшее преступление – останавливаться на автобане, можно только в крайнем случае при полной невозможности дальнейшего движения, а так через каждые несколько километров есть места для отдыха. Едем дальше, обгоняем фуру и видим съезд на стоянку, сворачиваем. За фурой Кощей, который шел последним, не увидел нашего маневра и проехал мимо съезда. Мчим догонять его, сворачиваем на первую заправку, к нам подбегают люди в кожаных одеждах и татуировках, обильно жестикулируют и говорят что-то по-немецки, показывая на мою коляску и на автобан в сторону Праги. Понятно, что видели такой же мотоцикл, значит нам нужно дальше. Через некоторое время догоняем Кощея – наша команда опять в сборе.

Незадолго перед съездом на Хумполец останавливаемся заправить полные баки, чтобы на поляне случайно не высохнуть, перекусываем. Волкодав подходит к Зелибоберу, слушает, как работает мотор на холостых (а работает он, честно говоря, как ведро с гайками), и говорит: «Вот слушаю я твой мотор и понимаю, что с моим просто все в порядке». Ох и зря же он это сказал, но я еще этого не знаю и расстраиваюсь. Опять гоним на полную по автобану, вот уже и съезд на Хумполец, Штирлиц включает поворотник, я бросаю взгляд в зеркала – задние вроде бы поняли наш маневр. Съезжаем, опять смотрю в зеркала – никого. Сигналю Штирлицу. Останавливаемся. Ждем. Звоним – все телефоны недоступны. Обратно на автобан заехать никак нельзя. Ждем.

Подходит парень, разглядывает мотоциклы, разговариваем по-русски. Он то ли с Украины, то ли из Молдавии, живет и работает в Хумполеце. Решаем заехать в город, купить пива и пополнить наличность в банкомате. Взяли по бутылочке, сидим с Федей на мотоциклах у супермаркета, посасываем пивко, разговариваем. Я успокаиваю Штирлица, что в Чехии, мол, можно за рулем кружку пива выпить, у меня родители живут тут недалеко, в Австрии, и мы с папой всегда так делаем, а уж он точно знает. Прошел уже час, начинаем волноваться – может, не дай бог, авария? Или они все-таки не увидели нас и проскочили? Но почему так долго не возвращаются? Наконец звонит Люциферчик – говорит, «Вояж» сломался совсем, Кощей разобрал весь мотор, там то ли клапана позагибало, то ли еще что, дело плохо. Еще через час Кощей и Люциферчик бросают Волкодава и приезжают к нам, решено вместе доехать до места слета, чтобы найти там труповозку и прислать ее за «Вояжем». Волкодаву тем временем дано указание скатить мотоцикл с автобана, так как там точно нельзя будет остановиться для погрузки.

Немного блуждаем по Хумполецу и выезжаем не в ту сторону, останавливаемся спросить дорогу. Прохожих нет, несколько легковушек проехали мимо, не останавливаясь, пассажиры радостно помахали нам руками. И тут на наше счастье с горы на велосипеде едет спортивного вида бабулька, хорошо так разогналась, видимо, рассчитывая укатиться как можно дальше и сэкономить силы. Кощей бросается на перерез, экстренное торможение, бабулька остановлена. Разочарованная пожилая велосипедистка пытается разобраться в наших картах, схемах и фотографиях, что-то объяснить, но общих слов у нас недостаточно. И вот отважная спортсменка принимает решение проводить нас до нужного выезда. Разворачиваемся и всей нашей рычащей колонной во главе с велобабкой въезжаем обратно в Хумполец и проезжаем по старинным брусчатым улочкам до нужного выезда. Я бы многое отдал, чтобы увидеть это зрелище со стороны. В довершение всего перед последним поворотом бабулька оттормаживается и падает. Слезаем с мотоциклов и бежим ее поднимать, но нет, помощь не нужна, все в порядке, только легкие ссадины.

Наконец мы на финишном участке дороги, которая петляет между красивейшими холмами, покрытыми сосновым лесом, сочными зелеными лугами и сонными чешскими деревушками, где в этот закатный час на улицах уже ни души. После серии длительных торможений на серпантине у меня «проваливается» передний тормоз. Очевидно, перегрев, скорее всего нужно будет поменять тормозную жидкость, набрала воды за два года. Пользуюсь только задним и боковым тормозами и активно торможу двигателем.

Последний крутой спуск к реке Сазаве – и мы на месте слета, заповедной зоне отдыха Створидла. Несколько деревянных домиков, загорающие и купающиеся «гражданские лица» и наконец – въезд на поляну, отведенную для участников мотослета. Несколько десятков «Уралов» и «Днепров», палатки, надписи на русском языке, серпы с молотками, красные звезды, люди в советской военной форме – здесь явно многие ностальгируют по социалистическому прошлому, да и большинство участников его застали в самом расцвете – средний возраст присутствующих «за сорок».

С нас не берут плату за въезд, встречают овацией – оказывается, мы самые долгожданные гости. Праздник не начинали, ожидая нашего прибытия. Павел – организатор мероприятия – просит нас подняться на сцену, произносит пламенную речь на непонятном нам чешском языке, нам аплодируют, мы глупо и радостно улыбаемся. Постепенно начинаю понимать – мы сделали это! На сцену вызывают Норсу, который уже дня два как приехал – его награждают в номинации «прибывший из самого далека», ведь он проделал путь в Чехию на своем «Волке» из Хельсинки через Швецию, Данию и Германию, преодолев более двух тысяч километров. Грохочет фейерверк, мы бежим в кафе «Новый Коленвал» и наконец-то выпиваем прекрасного пива «Крушовице» по 20 рублей за кружку, разлитого в настоящие стеклянные бокалы.

После нескольких бокалов вспоминаем про Волкодава, ищем Павла и объясняем ему ситуацию. Еще через некоторое время приезжает грузовик с какими-то, как нам сказали, холодильниками. Грузовик разгружают и отправляют за бездыханным «Вояжем», он возвращается уже в полной темноте, народ на руках выносит мотоцикл из кузова, офигевший Волкодав рассказывает подробности. Он долго толкал своего железного коня до съезда с автобана, успел и поспать на газоне, и прогуляться в поисках автосервиса – один был как раз рядом со съездом, но по случаю вечера пятницы был закрыт – и даже прокатиться обратно до своего мотоцикла с местными полицейскими.

Праздник продолжается. В темноте сжигают деревянную пятиконечную звезду. Не знаю, что этим хотели сказать чехи, у меня возникают ассоциации то ли с масонами, то ли с Кук Лукс Кланом. Горит огромный костер, играет оркестр с настоящим контрабасом, люди дружно поют походные песни по-чешски. Мы не понимаем слов, поэтому разжигаем свой собственный костер рядом со своими палатками, пьем пиво, разговариваем и смеемся. Подходят разные пузатые и бородатые дядьки, угощают пивом, на ломанном русском языке просят разрешения просто посидеть рядом с настоящими русскими мотоциклистами и послушать такую приятную русскую речь.

Перемещаюсь в кафе «Новый Коленвал», здесь Штирлиц и Кощей в окружении чешских друзей танцуют рок-н-ролл, у каждого в руке по бутылке водки, хлебаем из горла, во всю глотку орем песню «А я риба, я риба». На полу в алкогольной коме лежит на спине один чешский персонаж. Минут через пятнадцать Персонаж начинает сучить ногами и перемещаться по полу, вращаясь вокруг собственной головы. Проходит время, и Персонаж с трудом встает. Он видит окно, протягивает к нему руки и хочет подойти, глотнуть свежего воздуха, но сразу же теряет равновесие и делает шаг назад, шаг в одну сторону и пару шагов в другую. Получается чудовищный танец вокруг собственной оси с протянутыми к окну руками. Штирлиц запевает «Земля в иллюминаторе видна», мы с Кощеем, смеясь до слез, подхватываем, ничего не понимающие чехи пытаются подвывать. Танцы продолжаются. Я наблюдаю за Персонажем дальше – он, шатаясь, подбирается к столу, на котором стоят чьи-то полупустые бокалы, сливает в пепельницу пиво, туда же выливает остатки водки из бутылки и прямо из пепельницы выпивает залпом. Секунду в его мозге идет термоядерная реакция, после чего Персонаж отключается и падает обратно на пол. Мне его жалко. Наверное, завтра он умрет от похмелья. Просто проснется, тряхнет головой и не захочет дальше жить.

Пять

Просыпаюсь от возмущенной речи на чешском языке где-то совсем близко за спиной. Вылезаю из палатки, еще не рассвело, но небо уже светлое. Кощей в трусах и майке пытается залезть в чужую палатку.

– Что случилось? – спрашиваю.

– Да я пытаюсь поспать, а тут какая-то херня началась.

– Палатку, что ли, потерял?

– Угу…

– Ну пойдем, провожу.

На 10.30 утра назначен сбор колонны для покатушек по окрестностям. С квандрантной головой опять вылезаю из палатки. Первое, что вижу – вчерашний Персонаж, умытый, гладко выбритый (!) и полностью одетый, прогревает свой бело-синий «Днепр», оформленный в стиле «Индиан». Во дает мужик. Да и вообще, наша команда тут самая помятая – все чехи, вчера так бурно зажигавшие, уже на ногах, бодры и свежи, как утренние розы, и готовятся к выезду. Может быть, в процессе эволюции у них исчез похмельный синдром?

Бежим в кафе в надежде успеть позавтракать. Хозяева ни слова не понимают по-русски, спрашивают «Do you speak English?». Перехожу на английский (до этого момента я считал, что могу неплохо изъясняться на этом языке) и пытаюсь объяснить, что мы хотим блинчики и яичницу, но хозяева не понимают ни слова из того, что я говорю. Видимо, мы с ними изучали разные английские языки. На помощь приходит Штирлиц – вот ведь пропадает в человеке актерский гений! Жестами и мимикой он мастерски изображает и шипящую яичницу, и блинчики со взбитыми сливками, да так, что хозяева сразу же бегут готовить. За эту сцену его бы взяли в ГИТИС без конкурса.

Все готовы, я в седле, Волкодав с фото- и видеоаппаратурой забирается ко мне в коляску. Около двухсот мотоциклов колонной выезжает из лагеря. Организация движения безупречна, где-то далеко впереди нас ведет Павел на своем новеньком «Гирапе», несколько его помощников в оранжевых жилетках поочередно обгоняют колонну и перекрывают движение на перекрестках. Скорость умеренная и адекватная условиям движения, можно внимательно рассматривать окрестности. И впереди и сзади, сколько хватает глаз, без конца и без края идут мотоциклы, из которых добрая половина – колясочники: вот где понимаешь истинную грандиозность мероприятия. Едем по лесам и полям, по асфальту и по пыльным грунтовкам, крутыми серпантинами спускаемся к рекам и взбираемся обратно на холмы. Часа через три заезжаем в город Светла над Сазавой, на высокой стороне реки на скале возвышается живописный замок, мы переезжаем Сазаву по мосту, проезжаем по главной площади мимо городской ратуши и попадаем к железнодорожной станции. Заняв практически всю привокзальную площадь, мотоциклы паркуются в несколько рядов. Нас приглашают на обед в специально забронированный ресторан. Ничто так не помогает от похмелья, как утренний прохват по горам и плотный обед с пивом! Часам к четырем так же организованно возвращаемся на место слета.

Устраиваемся на солнышке, расслабленно беседуя и потягивая холодное пиво. Какой-то молодой чех в угаре периодически пробегает по лагерю, размахивая красным флагом и бешено крича «Урааал!!!». Пока Волкодав колдует с мотором в попытке реанимировать свой аппарат, Кощей пытается продать «Вояж» чехам как есть, не работающим и без документов, причем даже находит желающего приобрести этот эксклюзив за вполне приличную сумму в десять тысяч крон. Но Волкодав непреклонен, друзей не бросают в беде.

В кафе «Новый Коленвал» работает мужичок лет пятидесяти, две молодые аппетитные девушки и маленькая девочка лет десяти – ангельское создание со светлыми кудряшками и большущими голубыми глазами. Кто из них кому кем приходится, я так и не понял. Бедное дитя уже опять работает без устали, а ведь вчера она наравне со взрослыми до глубокой ночи уносила и приносила посуду, принимала деньги, наливала пиво, отсчитывала сдачу и отвечала на вопросы невменяемых пьяных дядек. Возникает желание удочерить ребенка и увезти подальше из этого вертепа.

Ко мне на машине приезжают родители – как я уже говорил, они живут в двухстах километрах от места нашего слета. Мама привезла мне в пластиковой бутылке домашний компот, это так трогательно. Представляю родителям своих друзей, гуляем по лагерю, по берегу Сазавы, пьем с папой пиво, мама ест мороженное. Часа через два родители уезжают. Как здорово, что они выбрались ко мне в такое место, ведь между нами такие расстояния, так редко удается видеться.

Но праздник продолжается, постепенно темнеет. Штирлиц делает великое открытие – обычный стеклянный бокал пива, подсвеченный снизу фонариком, превращается в напиток под названием «Радиация». Со светящимися в темноте бокалами мы носимся по поляне, кричим нечеловеческими голосами «Радиация!», «Чернобыль!», «Мы все умрем!!!» и чокаемся с прибалдевшими чехами. В полночь устраивают восхитительный салют. В кромешной темноте, как в космосе, прямо над головой разрываются огромные шапки из звезд и искр, а грохот выстрелов вытряхивает всю душу и эхом улетает вдоль реки. Жаль, что Штирлиц с Кощеем всего этого не запомнят, утром придется пересказывать.

Шесть

Праздник кончился, вот уже и почти все чехи разъехались, пока мы спали. Волкодав делает последние попытки завести «Вояж» и терпит полное фиаско – решено оставить драндулет на попечение Павла до лучших времен. Павел выдает Кощею снятые с какого-то мотоцикла пружинки, он быстро ремонтирует задний тормоз. Я не могу найти ключи от Зелибобера, зато нахожу в палатке Штирлица свой чехол от чехла, позже нахожу и ключи. У меня ведь вообще ничего никогда не теряется, просто бывает, что я не все могу сразу найти.

На прощанье одна из новоколенвальских девушек просит Кощея прокатить ее на мотоцикле. Кощей сажает ее за собой, так как коляска уже забита вещами, стартует с пробуксовкой, выбрасывая из-под колес землю и траву, в боковом скольжении летит по поляне и бьется коляской о мусорный бак. Девушка потрясена, эффект достигнут. Волкодав залезает ко мне в коляску и берет на руки мою сумку с вещами. Нам машут руками Павел и его подруга Габи, несколько оставшихся на поляне чехов, а парень, который вчера бегал по лагерю, где-то оставил свой флаг, поэтому он снимает штаны и с бешеным криком «Урааал!!!» машет нам на прощание своим достоинством. Мы даже не обижаемся – видно ведь, что от всей души. Выезжаем в сторону Праги.

Едем очень бодро, впереди меня Штирлиц и Норсу, у которого за спиной развивается небольшой финский флаг. Немного портит картину только невозможность нормально использовать передний тормоз, который я не трогаю и оставляю на экстренный случай, потому что после торможения ему нужно минут десять остывать для восстановления работоспособности. Через несколько часов, попав под небольшой дождик, въезжаем в Прагу по высоченному и широченному мосту, дух захватывает от открывшегося вида и красоты. Весь город в красных черепичных крышах, под которыми пышно кучерявится зелень.

Паркуемся на одной из центральных улиц и идем гулять. Прага невообразимо красива, вся в резных башенках, уютных домиках, узких старинных переулочках. Ощущение, что попал или в кукольный театр, или в шоколадный торт. Жара стоит страшная, мы спускаемся через исторический центр к реке и выходим на Карлов мост. Это наша Первая Специальная Миссия. На Карловом мосту есть бронзовый барельеф, который нужно потереть в определенном месте и загадать желание, которое от этого обязательно сбудется. Штирлицу кто-то из знакомых перед поездкой дал наказ загадать в этом месте желание, какое – мы так и не узнали. К барельефу стоит очередь, заветное место затерто до блеска.

Выполнив задание, возвращаемся обратно к мотоциклам. В кожаных штанах чудовищно жарко, хочется есть и пить, глаза начинают потихоньку вылезать из орбит. В полуобморочном состоянии захожу в кафе, заказываю отвратительную пиццу и пиво за страшные, по сравнению со Створидлой, деньги. Перекусив, расходимся по магазинам за сувенирами, я наконец-то переодеваюсь в джинсы. Нам предстоит Вторая Специальная Миссия. Некоторое время назад Кощей на бульваре в Москве бухал с чешской учительницей русского происхождения. Нам нужно найти школу, в которой она работает, и оставить ей в подарок на день рождения духи «Красная Заря».

Район, где живет и работает Учительница – вроде нашего Бутова, где-то на окраине Праги. По карте находим нужную нам дорогу, приезжаем в заданный район и немного блуждаем по местности. В какой-то момент заезжаем на горку и понимаем, что проехали нужный нам левый поворот. Останавливаемся у бордюра и, чтобы не искать разворот, решаем скатиться задним ходом вниз до перекрестка и потом пересечь улицу поперек в нужном направлении. У перекрестка останавливается автомобиль, потрясенный водитель наблюдает за тем, как с горы задним ходом один за одним к нему подъезжают пять мотоциклов с российскими номерами, из которых два с коляской. Может, у нас в России все так ездят!

Находим наконец школу, естественно, закрытую по случаю воскресенья. Кощей по-английски расспрашивает местную жительницу, которая, как оказывается, знает нашу Учительницу и соглашается передать ей подарок. Прощай, Прага! Выезжаем из города на северо-восток в сторону Градеца Кралове и Вроцлава.

Остаток дня проходит в дороге. Ехать с Волкодавом в коляске даже здорово, мотоцикл сразу стал устойчивее, я могу гораздо быстрее проходить правые повороты, не боясь задрать люльку, а на максимальную скорость мой изящной комплекции пассажир никак не влияет. Вот если бы еще он не забыл на остановке мою сумку, которую держит на руках… Приходится возвращаться. Теперь перед каждым стартом все дружно напоминают Волкодаву: «Парашютики не забываем! Не забываем парашютики!»

По заведенной традиции глубокой ночью пересекаем польскую границу, от папы приходит СМСка «Только что узнал, что в Чехии ноль промилле, будь осторожен». Очень вовремя! Ищем ночлег и наконец въезжаем в живописный городок, на вид маленький – всего несколько десятков домов стоят вдоль шоссе. Сворачиваем по указателям на гостиницу, в которой не оказывается мест, но нам говорят, что есть еще одна, дальше в глубине городка, это через парк. Грохочем по булыжным мостовым, проезжаем темный парк, старинные виллы, вывеску «Минеральные источники». В одной из вилл расположен отель «Фредерик», названный так в честь товарища Шопена. Снимаем две комнаты на ночь, нас кормят бутербродами и пивом, кухня уже закрыта. Во всей этой роскоши, такой пыльный и грязный, чувствуешь себя немного не в своей тарелке, но до чего же здесь красиво и уютно! Разбиваемся на тройки и расходимся по номерам. Пока Штирлиц принимает водные процедуры, мы с Кощеем выходим на балкон, огороженный мраморной оградой, раскуриваем кубинскую сигару и разглядываем окрестные горы и виллы. Сигара, правда, у нас одна на двоих, но какая разница. Жизнь удалась!

Семь

Утром нам, как и обещали, накрывают «добрый» завтрак: сыры, кофе, горячие булочки, конфитюр. Накрапывает дождь, ужасно не хочется никуда уезжать. Но сегодня мы должны быть в Белоруссии, в полночь у ребят закончатся визы, и впереди около шестисот километров. Решаем не заезжать в Варшаву, чтобы не стоять в пробках, и едем дорогами местного значения через Радом и Люблин. Шоссе петляет по равнинам, ехать весело и интересно – обгоняем фуры, держим скорость около 100 км/ч. К вечеру подбираемся к белорусской границе, но становится очевидно, что мы не успеваем в Брест до 12 ночи. И тут Волкодав, который разглядывал атлас, пока я пилотировал мотоцикл, обнаруживает еще один переход километров на 40 южнее Бреста – мы принимаем решение ехать туда.

Отличная дорога идет через темный лес, ни одного населенного пункта, ни огонька, ни встречных, постепенно исчезают и попутные машины. Приходят нехорошие мысли, что нет там никакого пограничного перехода. Колонну ведет Норсу – у него две дополнительные фары и самый яркий передний свет. Уже очень хочется спать, я устал и с трудом слежу за дорогой, к тому же из-за переднего тормоза приходится держать солидную дистанцию до идущего впереди. Вдруг из темноты выезжаем на залитое светом фонарей круговое движение, с двух сторон к нему подъезжают и останавливаются две непонятно откуда взявшиеся в это время легковушки. Не решаясь съехать ни на одну из примыкающих дорог, Норсу делает два полных круга, а мы всей нашей пестрой колонной послушно следуем за ним. Водители остановившихся машин изумленно наблюдают наш импровизированный парад. Наконец съезжаем с круга, останавливаемся и истерически смеемся.

Норсу идет на бензоколонку узнать, где граница. Новости неутешительные – переход здесь был, но уже много лет назад закрылся. Однако есть еще один, километрах в двадцати на север вдоль границы. Мчимся туда, опять через темный лес, туман и несколько будто вымерших поселков. Неожиданно дорога резко расширяется, множество фонарей ярко освещают наш путь, и мы видим впереди навес и пограничный шлагбаум. Ни души. Удивленные пограничники открывают шлагбаум и впускают нас на пограничный контроль. На часах 23.45.

Быстро переходим границу. У белорусов в будке паспортного контроля нет компьютера, паспорта сверяют с какими-то бумажными списками. Наконец-то мы в Белоруссии – считай, почти дома. Поменяв деньги, в темноте и тумане доезжаем до бензоколонки и выясняем у оператора, что никаких мотелей здесь нет, ближайший цивилизованный ночлег – в Бресте, это еще 20 км на север. Вокруг леса, обрывы, и ставить здесь впотьмах палатку нет ни малейшего желания. Дорога пустынна, ни попутных, ни встречных. Через некоторое время подъезжаем к Бресту и опять заезжаем на АЗС, чтобы узнать, где наконец мы можем найти приют.

Рядом останавливается бэушная иномарка, из которой вываливаются три абсолютно пьяных быка, словно восставшие из анекдотов – короткие стрижки, золотые цепи, толстые шеи.
– А вы откуда это?

Вот только этого нам и не хватало. Добро пожаловать на Родину!

– Из Москвы мы, мотоциклисты, были в Чехии, возвращаемся домой – отвечаем устало.

– Из Россеи? О, здорово, земеля! Мы Россею любим! Русские и белорусы – братья! – обрадовались быки, – А мы тут день медика отмечаем уже третий день!

– А вы что, медики?

– Нет, а что? – удивление в мутных глазах.

На всякий случай не снимаю шлем и перчатки.

– Мужики, а где здесь переночевать можно? – спрашиваем, – Гостиница какая-нибудь или мотель есть?

– Есть гостиница, поехали с нами. Там девочки супер, баня, все дела.

– Да не, мужики, мы устали, весь день за рулем, нам бы поспать надо.

– А ты точно не поляк? А то поляку я бы сразу в морду дал!

– Да не поляки мы, русские, слышь, чего говорим?

Один из быков, тот, что за рулем, оказывается самым адекватным и потихоньку утихомиривает своих товарищей. Через несколько минут они принимают решение сопроводить нас до гостиницы. Следуя за машиной, проезжаем по ночному Бресту и попадаем на московскую трассу, вот уже и город позади, опять темный лес кругом. На душе очень неспокойно, «менты или бандиты?» – крутится в голове один и тот же вопрос. Уж не пора ли развернуться и дать деру? Заведут нас сейчас куда-нибудь, и влипнем мы по самые помидоры. Наконец впереди справа светится долгожданная гостиница, быки не обманули. Все в этой гостинице настолько совкового вида, я невольно жду, что вот сейчас спросят командировочное удостоверение или профсоюзный билет, и окажется, что для нас свободных мест нету. Слава богу, впечатление ошибочное: нас оформляют в три двухместных номера. Тетка из администрации идет усмирять не на шутку расшумевшихся быков, которые все-таки оказались ментами. Их благоразумный товарищ, извиняясь, запихивает своих друзей в машину, и наши провожатые исчезают в темноте. Спасибо вам, братаны, и извините, если что – выглядели вы, ей-богу, стремно.

Заезжаем на охраняемую стоянку за гостиницей, начинает светать. Постепенно отступает тревога и наваливается чудовищная усталость. Люциферчик слезает с мотоцикла, забыв выставить боковую подножку – мотоцикл падает, отламывается ручка сцепления, бросаемся на помощь поднимать «Хонду». Все, это уже крайняя степень усталости, пора спать. Поднимаемся в номера, Штирлиц с Кощеем располагаются в одном, Волкодав с Люциферчиком в другом, мы с Норсу – в третьем. Обстановочка вызывает тоску и желание удавиться. Выпиваем водки, закусываем консервами. Уже почти совсем светло, мы ложимся спать.

Восемь

Новый день встречает нас хмурым небом и дождем. Завтракаем в убогом кафе, сидим на пластиковых стульях в холе у лифта. После прекрасного «Фредерика» это заведение вызывает отвращение. Недолгие сборы, надеты дождевики, Люциферчик выясняет, что частично обломанной ручкой сцепления все-таки можно пользоваться. Вот мы и опять в дороге. Едем весь остаток дня, постепенно уходя от дождя. К вечеру проезжаем Минск, и километров через сто, когда уже начинает темнеть, сворачиваем в первую же попавшуюся лесополосу, становимся лагерем, разжигаем костер, достаем последнее так и не раздаренное чехам спиртное.

Очень долго сидим у костра, Люциферчик рассказывает, как впервые в жизни пила водку. Когда душещипательная история заканчивается, «Похлопаем Ирине!» – мы аплодируем. У нас клуб анонимных алкоголиков, каждый рассказывает свою историю. Дождавшись очереди, я тоже начинаю очень издалека и забываю закончить. Какие же у меня милые, талантливые и отважные друзья, вот оно, настоящее братство, как же я их всех люблю! Блаженно улыбаясь и пошатываясь, заползаю в палатку.

Девять

Ну и зачем же мы так нахреначились вчера, как будто мы уже дома, ведь впереди еще почти семьсот! Как же так вышло, что уже 12 часов? Мне нужно умыться, позавтракать, выпить кофе. Мне нужен квадратный шлем для головы. Железный Штирлиц безжалостен и непреклонен: «Завтракать будем в России» – сказал, как отрезал. Даже спорить нет сил.

В состоянии остаточной алкогольной интоксикации выезжаю на шоссе. В закрытом шлеме стоит сильный запах спирта. Погода хорошая, колонна мотоциклов движется на восток.

Незадолго перед российской границей нас догоняет группа быстрых мотоциклов с московскими номерами. Останавливаемся на обочине, снимаем шлемы.
– Вы откуда? – спрашивают.
– Из Чехии возвращаемся! – гордо отвечаю я.
– А что так близко?
– …??? А вы откуда?
– А мы из Марокко… немая сцена, вытянутые лица. Во дают! Вот ребята молодцы! Кощей от удивления даже роняет шлем.

Нам наперерез идет дождь. Пока я надевал шлем, пока Волкодав залезал в коляску с «парашютиком», все быстро рванули вперед на максимальной скорости в надежде уйти от дождя. Догоняем изо всех сил, но капли настигают нас, барабанят по шлему – мы едем на самой границе дождя, постепенно намокаем и видим, как впереди, буквально через несколько сот метров, по сухому асфальту улепетывают наши друзья.

Очередная техническая остановка, и Кощей въезжает крылом коляски в мотоцикл Штирлица. Крыло помято, у Штирлица загнут номер. Как же точно работает примета! Едем дальше, у меня заканчивается бензин, я уже переключился на резерв и делаю знаки друзьям, но все говорят – дотянем до России, там заправимся по дешевым ценам. В результате я высыхаю и встаю напротив АЗС, да только вот беда – заправка с другой стороны шоссе, а между нами отбойник. Сливаем бензинчика у Штирлица, доезжаем до разворота, я заправляюсь – ребята нет, они будут экономить. Опять гоним вперед, опять мы с Волкодавом отстали, остальные скрылись за горизонтом. Вдруг видим, на обочине грустно стоит Норсу. Высох! Отливаем ему топлива.

Вот уже совсем рядом граница, та же многокилометровая очередь фур, те же пузатые дальнобойщики так же удивленно смотрят на нас, будто и не уезжали вовсе. Вдруг из-под очередной фуры неожиданно выпрыгивает Кощей. Пешком! Тоже высох. Останавливаю своего дозаправщика и выручаю Кощея. Пусть экономят, мне друзьям ничего не жалко!

Наконец-то граница! Хорошо, что пограничники не просят меня дыхнуть. Норсу с его финскими номерами и флагом заворачивают на оформление временного ввоза, мы переходим границу, я заправляюсь до полного – мало ли, у кого там опять бензин кончится. Через час звонит Норсу – говорит, тормознули его надолго, просит ехать без него и обещает потом догнать. Доезжаем до нашего кафе в пяти километрах от границы. Наконец-то обед! Когда мы заканчиваем, приезжает Норсу, потрясенный столкновением с суровыми бюрократическими реалиями своей исторической родины, но горячая еда помогает ему справиться с пережитым шоком. Снова в путь – впереди Москва!

Весь остаток дня пилим, что есть мочи. Чем ближе к родным краям, тем медленнее, кажется, идет время. Вроде бы уже рукой подать, мелькают знакомые названия рек и населенных пунктов, но все еще так далеко до дома! Темнеет, я веду колонну, гоню «на все деньги», Зелибобер, почувствовав близость долгожданного отдыха в своем теплом и уютном гараже, старается изо всех сил, выжимает максимальные 120 км/ч. Обгоняем бесчисленное количество грузовиков. Становится ужасно холодно – одеваю все, что есть в коляске, два свитера, косуху, сверху дождевик, хотя дождя и нет, и все равно стучу зубами.

После часа ночи мы перед МКАДом, на бензоколонке напротив «Байкленда», здесь Волкодава встречает приятель на машине. Волкодав дает мне денег на ремонт помятой им коляски (за что спасибо), забирает свои вещи. С кожаными кофрами от «Вояжа» на плече, будто с седлом, он смотрится как ковбой, у которого пала лошадь. Прощаемся – впереди последний рывок, в центр нашего Города.

Два часа ночи. Зелибобер в гараже, я дома, меня встречает Аня, сонная и теплая, кормит горячим ужином, поит холодным пивом. Уплетая за обе щеки и прихлебывая из бутылки, пытаюсь что-то рассказать о поездке, да разве расскажешь это все вот так, двумя словами. Как же прекрасно возвращаться!

Эпилог

Семь сорок, звонит будильник. Мне снится, что это остальные должны вставать и ехать, а я могу спать дальше, потому что раз рядом спит Аня, то это значит, что я уже приехал, а раз я приехал, то мне незачем вставать и некуда ехать. Стоп! Если рядом Аня, значит, «остальных» рядом уже нет. Подъем!

Девять тридцать, я на работе, мытый, бритый и душистый, в чистой рубашке и при галстуке. Квадратными глазами смотрю на снующих вокруг деловых людей, бумаги, компьютеры, обычную суету офисного дня. Боже мой, еще вчера я спал в белорусском лесу, на другой планете, в параллельной реальности. Кто все эти люди? Что здесь делаю я? Господи, как же я хочу снова в Дорогу!

Москва, август 2007 г

ФОТКИ ЗДЕСЬ

Bordo


Молодцы, что прокатились весёлой компанией,это не на морском песочке валяться.
Спасибо за подробное описание поведения Урала, это, конечно, не безотказные японцы, но заслуживают внимания.

Удачи вам , ребята!



Нет слов!!! Завидую!!!



респект вам, я тоже не против прокатится с вами сечас собираю своего второго коня МТ-10 специально для таких мероприятий, а для моего города у меня жужык 200 кубов и 2,2/100км расход, так как я студент не могу позволить себе 10 литров на сотню, но коплю деньги на дальняк сезона 2008. Ваша история потрясла меня и хотелось бы пережить ваши чувства.


SHTRLZ's picture

_MJ_ инфа будет здесь

pala4 примерно 4тыщи


pala4's picture

Сколько проехали? А так уважуха мужики!


Африка's picture

Молодцы, ребята! Уважаю вас и вашу технику, я бы не рискнул ехать на своей коляске так далеко. Стиль изложения отличный. Примите, и прочее, и прочее...



Прочитал. На будущей год тоже хочу... Где инфа по мероприятию будет опубликована?



Просто супер! читается действительно легко и на одном дыхании! тоже мечтаю о дальняке!



весело было :) почаще надо так выезжать! :)


SHTRLZ's picture

AntoniGutslasher - нормально катились. это просто он первый раз далеко ехал... :)


AntoniGutslasher's picture

Здорово!
Но очень уж жёстко вас Штирлиц гнал судя по всему.


Крутой's picture

Написано классно! Проезженно (сорри за тУфтологию) еще лучше!!!
Читал и представлял себя на вашем месте.. Давно мечтаю о дальняке...


MikroN's picture

Легко читается. Класс!


BESToloch's picture

Название кабака "Новый коленвал" понравилось. Такое только оппозитчики могли выдумать.
Читать интересно.


Troll's picture

Хорошо написано!


Papandopulo _RIP_'s picture

Зер гут! :)



Просто супер рассказ, про супер поедку!)



Прочитал в 2 захода - Молодцы, рассказ отличный, приятно почитать!!!



классный рассказ! мне понравилось!


Люциферчик's picture

Прекрасный рассказ.
Надо будет повторить. ;-)


ИЛЬИЧ's picture

как вам завидую! Армейская жизнь сбила все планы- съездил только в малый...


Terryk's picture

Млин - говорил же Норсу чтобы был морально готов для временного ввоза... йа предупреждал что гемор на всю голову, хорошо хоть что уговорил туда ехать через эвропу... эх.. короче автору зачот.



Красочно и грамотно написано! Приятно почитать.


SHTRLZ_admin's picture

жалко фотки пропали

Активные обсуждения форума

User login