Суоми 2008 | OPPOZIT.RU | мотоциклы Урал, Днепр, BMW | оппозитный форум, ремонт и тюнинг мотоциклов
Home
t3

Суоми 2008

Одним ясным июльским днем 2008 года сидим мы, значит, с Норсу на скамеечке, выпиваем пиво с водкой, разговариваем за жизнь и ждем вечера, чтобы улечься спать после долгого дня в дороге. Рядом стоят наши палатки и зачехленные мотоциклы, мой «Урал Тройка» с коляской по имени «Зелибобер» и «Урал Волк» Норсу. Над нами чистое голубое небо, только яркого солнечного света мало, словно набежало облако и загородило солнце. И вдруг мы оба с удивлением замечаем, что на улице нет ни души. Только ведь что вокруг играли дети, суетились взрослые, ездили автомобили и велосипедисты, и вдруг – никого. А все потому, что сейчас два часа ночи, а день этот – полярный, и темнее уже не будет, так как находимся мы в кемпинге в городе Рованиеми, столице Лапландии, на северном полярном круге.

Трасса Е95

За пять дней до этого события, в четверг 17 июля в 6.30 утра, мы с Зелибобером выехали из нашего московского гаража в сторону Санкт-Петербурга. Выехали одни, поскольку остальные потенциальные попутчики, с которыми в прошлом году ездили в Чехию и чуть ли не год планировали эту поездку, по разным причинам ехать не смогли. Один только Волкодав держался до последнего, осенью через знакомых в нашем посольстве забрал брошенный в Чехии «Вояж», отремонтировал его зимой, получил финскую визу и целый месяц ежедневно испытывал мотоцикл на надежность, в результате чего вечером накануне выезда на нем развалилась коробка передач. Конечно, я предложил место в коляске, но Волкодав отказался, и я остался один.

Погода благоприятствовала героям, и к 7 часам вечера мы с Зелибобером уже стояли в Питере на площаде Победы, где нас встретил Громоззека на своем «Волке» – о моем прибытии его известил Волкодав. Встретил и привез в свой огромный гараж, где также находились Паштет, Мессер и несколько клиентов мотосервиса. Выпили за знакомство, поели вкусных микроволновых чебуреков, а потом Громоззекина жена Юля на своем милом красном джипике забрала нас с ним домой, где мне был гостеприимно предоставлен уютнейший диван в отдельной комнате. Да, здесь действительно говорят «парадная» и «поребрик».


Киборг едет в Выборг

Ранним утром в пятницу, самостоятельно позавтракав, я разбудил Громоззеку с просьбой отвезти меня с вещами на авто до места стоянки мотоцикла, а он взял да и еще сопроводил меня, неместного, до кольцевой автодороги. После выражения благодарностей и недолгих прощаний я выехал на КАД, свернул на Выборгское шоссе и к полудню был в Торфяновке. Объехал скопление автомобилей, без очереди и проблем последовательно пересек государственные границы Российской Федерации и Финской Республики, и в час дня уже обедал с Норсу на первой автозаправке с финской стороны – он приехал из Хельсинки встречать меня на границе.

Оппозитная Финляндия

После обеда мы выехали на север в сторону слета финских оппозитчиков «Урал Ройкка 2008», проходившего с 11 по 13 июля в местечке Муураме, что под Ювяскюля, примерно в 250 километрах от границы. Дороги в Финляндии в основном двухполосные, асфальт отличный, движение умеренное. Ограничение скорости в населенных пунктах – 40 км/ч, на шоссе – 90 км/ч, на автострадах – 120 км/ч. Бензин стоит около 1,6 евро за литр, причем цена указана до тысячной евро, что забавно.

В Финляндии песчано-сосновые пейзажи Ленинградской области сменились постледниковым рельефом, невысокими, заросшими тайгой сопками, огромными валунами и бесчисленными озерами. Здесь я понял, что «страна тысячи озер» – это не просто литературное клише, а вполне буквальное определение, так как только за первые 250 километров пути мы их проехали штук, наверное, пятьдесят. Среди всех этих гор, лесов и озер очень мало населенных пунктов и, за исключением самого шоссе, признаков человеческого присутствия вообще. Изредка попадаются поселки в десяток домов, выкрашенных яркими теплыми красками – красные, желтые, оранжевые. Любопытно, что почти никто не строит заборов, ни высоких, ни низких – посреди поля стоят несколько домов, вокруг каждого пострижена трава, и все.

Ехали мы, ехали, по сухой дороге и по мокрой, немного заблудились, но к вечеру приехали на место слета, под которое была выделена территория горнолыжного курорта на самой вершине горы. Дух захватило от открывшихся с этой высоты видов – уходящих к горизонту пологих сопок, покрытых лесами и изрезанных озером, воды которого бороздили белые катера и яхты.

Мы с Норсу зарегистрировались, заплатили 25 евро за въездные билеты, в стоимость которых входили несколько кормежек и сауна, и стали объезжать лагерь кругом, присматривая подходящее место для стоянки. Вдруг сзади раздался оглушительный свист, от которого Норсу завалился на правый бок. Пока я спрыгнул с мотика и помог Норсу поднять «Волка», к нам подбежал местный соловей разбойник в форме дезертира советской армии и предложил остановиться рядом с ним. Вежливо послав его к черту, мы поставили наши палатки отдельно от всех под мачтой лыжного подъемника, в том месте, где, как нам показалось, был лучший вид на лежащий внизу пейзаж.

Время от времени начинался дождь, высокая трава намокла, а вместе с ней – и обувь. Под дождем мы съездили на Зелибобере в лес и набрали березовых бревен, уже в лагере разломали несколько паллет, полили все это бензином и разожгли костер, на котором я успешно сжег свои ботинки, а Норсу слегка подпалил сапоги. На огонек потянулись финны – любители халявы. Угостив их пару раз водкой, я понял, что ответных предложений мы не дождемся, и, поскольку наши запасы были ограничены, мы с Норсу перешли непосредственно к общению с аборигенами на смеси финского, английского и жестов. Большинство финнов, выразив восхищение моим мотоциклом, предлагали продать Зелибобера за дешево, и заметно расстраивались, когда я предлагал им купить точно такой же, но новый, у Норсу – официального дилера ИМЗ в Финляндии. Когда халява окончательно не прошла, мы с Норсу остались одни, под разговоры заметно опустошили наши запасы пива и разошлись по палаткам. Ночью шел сильный дождь.

В субботу, позавтракав по системе «финский стол», мы провели фотосессию. В отличие от Чехии, большинство местных оппозитов находятся в весьма плачевном состоянии, однако нам попадались и довольно ухоженные экземпляры. Норсу научил меня выставлять зазоры в клапанах – ура, я познал секрет мастерства! Главное – не забыть до следующего техобслуживания. Во второй половине дня мы посетили полковую сауну в форме дощатого вагончика с огромными щелями вокруг двери. К некоторому нашему удивлению, в сауне также оттягивались две дамы, смело обнажив свои беконистые тела. После бани на общем собрании мне вручили кубок за дальнобой и кожаные краги. Не владея финским, в ответ я произнес лаконичную речь типа «Урал форева, Финланд из э грейт кантри, сауна супер» и ретировался под общий смех и аплодисменты.

Ночью опять периодически начинался дождь, вокруг нашего костра собралась большая компания финнов – любителей русских оппозитных мотоциклов, в том числе оба члена мотоклуба «Мудак Байкерз Финланд», мы много о чем-то разговаривали, обменивались адресами и телефонами, пили водку из моего кубка, и языковой барьер окончательно исчез.

На берегах озер

В воскресенье мы с Норсу долго проковырялись, собираясь в дорогу, и выехали только после обеда. Наша новая цель – город Рованиеми, столица Лапландии. Проехали километров сто под проливным дождем, от которого протекли даже дождевики и шлемы, и, как только погода наладилась, остановились на берегу живописного озера. На узкой полосе земли между берегом и шоссе, шириной метров 50, располагалось кафе и несколько столов со скамейками. Хозяйка кафе – милая работящая девушка – разрешила нам с Норсу поставить палатки и воспользоваться кирпичным очагом, сооруженным прямо на берегу.

Норсу развел огонь, я поставил палатку и перенес в нее вещи, после чего мы открыли по баночке пива и стали сушить свою насквозь мокрую одежду. Через три баночки оказалось, что мой шлем подплавился от огня. «Ну и черт с ним» – думал я – «Зато я поставил палатку, а вот Норсу будет заниматься этим пьяный и в темноте, когда я отправлюсь на боковую, какой же я организованный». За этими приятными размышлениями меня застал приезд хозяина кафе, который велел нам убираться к черту, а не то он вызовет полицию. Ни жалобный рассказ о проделанном из самой Москвы под дождем пути, ни предложенные 10 евро не произвели на упертого гоблина ни малейшего впечатления, и мне пришлось разбирать палатку и убирать вещи обратно в коляску, а Норсу просто допил пиво и сел в седло.

На мое предложение расположиться в лесу с другой стороны дороги Норсу недвусмысленно намекнул, что не хотел бы закончить свои дни в животе медведя или росомахи, которых здесь полно, и мы отправились искать цивилизованное место для ночлега. На наше счастье, всего километров через 30 мы нашли кемпинг на берегу другого озера, где за 15 евро с человека нас поселили в очаровательном четырехместном гробике размером 2 на 2 метра, с верхними откидными полками, как в купе, зато в трех шагах от воды. Приняв душ и убив несколько десятков комаров, мы с Норсу погрузились в крепкий сон.

Кто такой Рождественский козел?

Весь понедельник мы провели в дороге, проехав километров 600. Посетили расположенный прямо на трассе музей колоколов. В районе города Кеми вышли на берег Балтийского моря и забрались на вышку для наблюдения за птицами, откуда в большой стационарный бинокль видно шведский берег. Въехали в Лапландию, здесь я впервые увидел новый вид дорожной разметки – силуэт лося, а на лесных лужайках –коров с длинной шерстью, как у яков. Мы добрались, наконец, до Рованиеми, заехали в специализированный магазин «Алко» и парк Санта-Клауса (по-фински – Ёулупукки, что буквально значит «Рождественский козел»), сфотографировались на линии полярного круга и нашли кемпинг на берегу реки почти в самом центре столицы Лапландии. Заплатили 20 евро с человека, поставили палатки, зачехлили мотоциклы и уселись на скамеечке с водкой и пивом в ожидании темноты, чтобы улечься спать. Сидим мы, значит, с Норсу на скамеечке… Собственно, уважаемый читатель уже понял, что день этот полярный, и темнее уже не будет.

Условным полярным утром следующего дня я просыпаюсь от возмущенной ругани Норсу. Оказывается, условной полярной ночью вороны и сороки разодрали наши пакеты с провиантом и съели все 10 сосисок, а хлеб отдали воробьям. Мы быстро завтракаем тем, что у нас осталось, и собираемся в дорогу, ведь сегодня мы планируем прибыть в Хельсинки, а впереди целых 800 километров.

В гости к Норсу

Обратная дорога всегда легче. С нашей крейсерской скоростью в 100 км/ч мы – почти самые быстрые на шоссе, ведь ограничение в 90 км/ч редко кто нарушает. В каком-то горном массиве долго едем под ужасной черной тучей, из которой тут и там спускаются серые занавески дождей. Кажется, вот уже через секунду влетишь в сплошную стену воды, уже морось оседает на стекле шлема, как вдруг дорога резко уходит в сторону. Так почти два часа подряд нам удается обманывать злую тучу, пока наконец мы не уезжаем от нее под последние теплые лучи заходящего солнца.

В два часа ночи мы въезжаем в Хельсинки. Ночной город пуст. Порыкивая глушителями, мы проезжаем брусчатый центр и подъезжаем к скромной обители Главного Финского Оппозитчика. Пока я выгружаю вещи из Зелибобера перед подъездом, подходит парень. Этот первый житель Хельсинки, которого я вижу после нашего триумфального въезда в город, восторженно кричит по-русски: «Ребята, это что, «Уралы»?! Вы что, из Москвы приехали?!! Ну вы, вообще, молодцы, ну вы, блин, даете!!!» – и уходит в ночь. Мы очень быстро ужинаем, выпиваем за проделанный путь и падаем по кроватям.

Вторая родина слонов

Всю среду мы посвящаем осмотру Хельсинки, Норсу водит меня по городу и показывает достопримечательности. Проходим по набережной через порт, где стоят огромные белые паромы, часть из которых идет в Швецию, другие – в Эстонию. Дикие канадские гуси переходят дорогу группами по 10 – 20 человек, причем строго по пешеходному переходу. Мы добираемся до старинного центра города, где названия улиц написаны на трех языках – финском, шведском и дореволюционном русском. Я фотографируюсь на фоне памятника Александру II. Вообще, здесь многие памятники истории напоминают о том, что когда-то Финляндия была частью Российской империи.

После небольшого шопинга и покупки сувениров для родственников и друзей мы с Норсу останавливаемся в чешском баре, выпиваем по кружечке пива. К нам заходит пообщаться сын Норсу Максим, ему 16 лет, поэтому пить пиво еще нельзя, но уже можно ездить на 50-кубовом мотоцикле. Максим учится в школе и до недавнего времени очень серьезно играл в футбол за местный юниорский клуб, он вообще очень серьезный молодой человек.

Едем мы на Родину

Утром в четверг, пока я собираю вещи в дорогу, Норсу окончательно принимает решение ехать вместе со мной в Питер, я повезу его в коляске, чтобы не оформлять временный ввоз «Волка» на российской таможне. Довольно долго проковырявшись, часов около двух мы выезжаем в сторону российской границы.

От Хельсинки до границы идет прекрасный автобан. Как ни странно, стоило Норсу сесть в коляску – Зелибобер стал разгоняться до 120 км/ч, этой цифры на спидометре я не видел с прошлого года еще ни разу. Однако на одном слишком крутом подъеме, когда я иду на обгон фуры, мотоцикл быстро вянет, и мы опережаем грузовик с минимальной разницей в скорости. В шутку я делаю вид, что кручу воображаемые педали, помогая мотоциклу – Норсу понимающе кивает и начинает в люльке грести воображаемым веслом. Должно быть, мы здорово развеселили дальнобойщика своей пантомимой. Все чаще попадаются фуры с российскими номерами, мы довольно быстро добираемся до границы и, как всегда объехав очередь автомобилей, попадаем на историческую родину. Под Выборгом обедаем в кафе при АЗС, начинается дождь, под которым нам приходится ехать всю оставшуюся дорогу. Ботинки промокают насквозь, Норсу в открытом шлеме без стекла, в темных очках, практически ничего не видит – оно и к лучшему, т.к. я быстро восстанавливаю навыки езды по российским дорогам, смело обгоняя фуры через сплошную или справа по обочине. Обгоны справа особенно сильно пугают европеизированного Норсу. Километров за 100 до Питера Зелибобер начинает глохнуть на холостых, появляются провалы при разгоне.

Около часа ночи мы въезжаем в Питер и добираемся до Васильевского острова, где нас должен встретить Громоззека. Его долго нет, мы стоим на набережной Невы под дождем и промокаем окончательно, в моих ботинках высоко стоит вода. Наконец где-то через час появляются Громоззека с Паштетом, коварный Норсу предательски перебирается в их автомобиль, а мне предстоит последний, самый тяжелый рывок до дома. Наконец-то тепло и сухо! За дружеской беседой мы сидим до 6 утра, и мой план по возвращению домой в пятницу срывается окончательно.

Северная столица

На следующий день мы катаемся с Громоззекой по его делам по городу, заодно осматривая достопримечательности прямо из окна машины. Вечером приезжаем в гараж втроем на Зелибобере. Ребята ремонтируют клиентские байки, Норсу чистит и регулирует карбюраторы Зелибоберу. Обратно едем вчетвером на одном мотоцикле, Паштет сидит на крыле коляски и кричит Громоззеке, который за рулем: «Не больше двухсот!». Во время дружеского застолья я рано ухожу спать – завтра я обязательно должен быть в Москве.

Домой

Выезжаю из Петербурга утром в субботу по Московскому шоссе. Когда заканчивается полоса препятствий в Новгородской области, кажется – до дома уже рукой подать. Однако километров за 200 до столицы опять начинаются провалы при разгоне и проблемы с холостыми. Меняю свечи, помогает – но не надолго. Километров за 100 до Москвы отключается один цилиндр, я останавливаюсь на строительном рынке рядом с ЛУКойловской заправкой, одновременно начинается жуткая гроза и проливной ливень. Пережидаю его под навесом для пиломатериалов, вокруг настоящее светопреставление, одна за другой сверкают молнии, от грома закладывает уши. Когда через часок ненастье успокаивается, выясняю, что внутри свечного колпачка обломился электрод – хорошо, что есть запасной, после замены к 9 часам вечера я успешно добираюсь до Москвы. Как жаль, что это прекрасное приключение закончилось, и как все-таки чудесно возвращаться домой.

Итого:

Пройдено: около 3800 километров по территории России и Финляндии
Посещено: три столицы – Санкт-Петербург, Хельсинки и Рованиеми
слет финских оппозитчиков «Урал Ройкка 2008»
Поломки: обломался электрод в свечном колпачке
сгорела лампочка поворотника
мост как тек, так и течет
Впечатления: незабываемые

фотографии: http://oppozit.ru/modules/CPG/thumbnails.php?album=448

и еще здесь - http://fota.mota.ru/albums/989ad12c10029dae0a50cdbc9c11036d

Bordo
Люциферчик's picture

Супер.
Поржала про педали и весло.

gromozzeka's picture

Ух ты а я и не видел. славно забухали у меня. Футболочку ношу спасиба братцы.

Ладно, круглолицый, не заводись, будет тебе белка, будет и свисток.)))
Если серьёзно, я вам немного завидую, вашему коллективу.

Norsu's picture

отмороженный, ты уж определись со своей бутылью. То выставляешь, то забираешь.....
Не по людски как то поступаешь!
Да и потом, тебя вроде под тем дождем с нами небыло, чего ты так разкипятился то?

Bordo, Norsu, Если в 2009 намечаете опять встретиться и ваша группа чуть-чуть ркзиновая, дайте знать. Норсу, я тебе даже бутыль прощу, сам поставлю.
Бордо, отлично всё описал, в том числе, и поведение Урала, что мне было очень интересно.
Молодцы вы!!!

ПП Но Норсу всё таки гад, бросил тебя под дождём в Питере и пересел в авто, нет, не прощу я кму бутыль, пусть ставит, если встретимся.

RusBear's picture

Зачотный продубас! Респектище!

Norsu's picture

Bordo, вот видишь, надавил на полковника и все получилось :-)

NUS's picture

Элегантно и Интересно....;)
РадуюсЬ за участников и, по - доброму завидую !
Удачных и дальних поезжок в бдущем, и, ПУСТЬ ВАМ ВЕЗЕТ !!!!

Walkiriya's picture

Вот славно,когда дружны все, всё получается и ничего не ломается.И дорога в радость.

просто здорово!!!! написано очень хорошо,как будто сама побывала!

RUmata's picture

знатно

User login