ВТОРАЯ ЛИГА: ДОРОГОЙ НАПОЛЕОНА | OPPOZIT.RU | мотоциклы Урал, Днепр, BMW | ремонт мотоциклов

ВТОРАЯ ЛИГА: ДОРОГОЙ НАПОЛЕОНА

Повесть о поездке в Европу в декабре 2012...январе 2013 на трех Уралах с колясками. В главных ролях: Виталий Бордо и Василий ПЗ с женами Аней и Машей, а также известный французский путешественник Сильван Тессон.

ВТОРАЯ ЛИГА.

Часть 1. ДОРОГОЙ НАПОЛЕОНА.

Глава 1. Сильван Филиппыч.

Мне позвонил знакомый и попросил помочь знакомому его знакомого. Ему, дескать, нужно получить мотоцикл с завода и поставить на учет, а сам он не может, потому что сейчас не в Москве и вообще француз. Я согласился – отчего не помочь, тем более работа по профилю.

Правда, очень скоро выяснилось, что мотоцикл надо не только принять, но для начала заказать, и товарищ собирается на нем через месяц уже выезжать.

Это становилось интересно. Нет, конечно, у меня достаточно знакомых французов, которые ездят на Уралах, но чтобы зимой... Потом оказалось, что он собирается не просто покататься, а ехать от Москвы до Парижа. Зимой. Мда...
А когда выяснилось, что мсье планирует не просто ехать до Парижа, а повторить маршрут отступления армии Наполеона в его двухсотлетнюю годовщину, с посещением памятных мест, полей сражений, музеев, и для этого он выбрал не абы что, а российский мотоцикл Урал – тогда я понял, что товарищ действительно нетривиальный, наш человек.

Я рассказал о нем Виталику Бордо, и как-то одновременно в наши головы пришла мысль, что и впрямь прикольно было бы проехаться вот так от Москвы до Парижа, по полям битв, по заснеженным дорогам разных стран. К этому добавилось обычное любопытство: у меня был опыт зимних поездок, но небольших, в радиусе 400 км, а у Бордо зимнего опыта не было совсем. Почему бы не попробовать рвануть куда подальше, тем более такой случай?

Конечно, это был бы ужасный геморрой: мотика для зимы нет ни у меня, ни у Виталия. Денег лишних тоже нет. Да и отпуск за текущий год уже истрачен... Сомнения уже почти взяли верх, но точку неожиданно поставили фотографии из прежних поездок Сильвана (так звали того француза). На одной фотографии Сильван с товарищами отчаянно валит на Уралах с колясками по льду Байкала, а на второй – форсирует реку в Индии с «Роял-Энфилдом» на спине слона!
Это было настолько круто, непередаваемо круто, что сомнений не осталось: мы ТОЧНО едем! С таким попутчиком скучно не будет, 100%.

Уже потом в Википедии мы прочитали, что Сильван Тессон изъездил и прошел весь бывший Союз и кучу еще всего, и сейчас он - председатель Французского общества путешественников.

В поездку он отправится с двумя товарищами – писателем и профессиональным фотографом, с которыми облазил уже полмира.

Перед выездом Бордо поделился со мной забавной новостью. Один известный в мотокругах товарищ в беседе с Виталиным товарищем сказал, что, дескать, Бордо довольно известная личность, но во второй лиге – российские оппозиты. Сам Бордо пришел в восторг от такой формулировки и постоянно повторял, что мы, мол, и есть сама Вторая лига, и гордимся этим. А я как раз себя второй лигой не считал, и как выяснилось, зря :-)

.

Глава 2. Гусары, молчать!

Мотоцикл для Сильвана решили купить в Москве, чтобы не ждать с завода. Единственный новый колясочник, который нашелся в наличии – юбилейный Ретро М70, и он как нельзя лучше подошел бы для этой поездки – старомодный, с налетом ретро, но технически совершенный. Осталось купить его, обкатать, сделать первое ТО, подготовить к зимней поездке, поставить на учет, посадить 40 розовых кустов... :-)

Я решил ехать на Белой Свадебной Ретре – просто потому, что другого подходящего мотоцикла у меня нет. Я уже смирился с тем, что она неминуемо вся поржавеет от московской зимней соли, и лишь надеялся, что в день выезда будет сухо.
Бордо наотрез отказывался ехать на Зелибобере или своей Ретре-LT, и только по счастливой случайности нам попался практически новый Турист 2001 года, которого без лишних раздумий Виталий выкупил и назначил на должность зимнего колясочника по кличке Бомонд.

Говорят, если очень захотеть – все проблемы обязательно решатся. У меня оперативно заработалась потребная для поездки сумма, Бордо обзавелся зимним колясником и даже выбил на работе внеочередной отпуск на весь декабрь! – правда, за свой счет. Под такое дело придумалось провести новогодние каникулы вместе с женами в праздничной Европе – под самый Новый год они прилетят самолетом в Вену, где мы будем их встречать на обратной дороге.. Жены приняли идею на «Ура», а моя отважная Маша и вовсе вызвалась всю обратную дорогу в Москву ехать со мной на мотоцикле!

Времени до выезда оставалось совсем немного, и подготовка была очень напряженной. Надо успеть обслужить три мотоцикла, сменить резину на зимнюю, окиловаттить Бомонда и частично реконструировать его, обзавестись зимним оборудованием и экипировкой. Особым геморроем оказалось получение виз и постановка на учет мотоцикла с собственником – иностранцем...

Постоянно что-то шло не так, мы не успевали, периодически хотелось смалодушничать и всё бросить к чертям, но по ночам, стоило только закрыть глаза – мне вновь и вновь являлась чудесная картина:
занесенный снегом, завьюженный Париж; мы на трех Уралах катимся по белым улицам, паркуем заледеневшие мотоциклы в сугробе у подножья Эйфелевой башни, делаем победное фото, и потом усталые, замерзшие, но гордые, вваливаемся в своих нелепых зимних комбинезонах в какой-нить респектабельный ресторан, топаем валенками по ковровым дорожкам и требуем жареных лягушек!!! И шампанского, чтобы купать железных коней!!! И быстро, быстро!!! А все отводят глаза и не вызывают полицию, потому что понимают – мы только что приехали НА МОТОЦИКЛАХ ИЗ РОССИИ ЗИМОЙ, это не хухры-мухры, и нам - можно.

И от таких снов я улыбался, и наутро вновь отправлялся в опостылевший холодный гараж крутить ненавистные гайки, а в обеденный перерыв греть булочки промышленным феном.

.

Глава 3. Арьер-туристы.

День старта, приближался неудержимо и неминуемо.
Готов был только мотоцикл Сильвана, а моя Ретра и особенно Бомонд напоминали скорее груду запчастей, чем транспорт.

Совместно было принято решение, что Сильван, Седрик (писатель) и Томас (фотограф) выезжают первыми на одном мотоцикле в сторону Бородинского поля, фотографируются там и ночуют, а мы с Бордо за день доделываем технику, догоняем их и привозим их багаж.

Утром в понедельник 3 декабря 2012 года наши французские друзья выехали на Красную Площадь для торжественной фотосессии, после чего по Кутузовскому направились в сторону Можайска, а мы продолжали ковырять свои мотоциклы.

Конечно, за день мы не успели.

Мотоциклы были готовы только к вечеру вторника. Они были укомплектованы ветровиками и подогревом рукояток, гордо упирались в землю зимними внедорожными шинами и щеголяли новенькими валенками на руль и накидками, прикрывающими ноги и живот водителя от холодного ветра. На шлемах установлены специальные зимние стекла с подогревом, чтоб не обмерзали. В общем, хорошо подготовились.

За это время наши французы успели проехать до Бородина, заночевать там, утром от души посниматься, посетить музей бородинской битвы и доехать до Вязьмы, всего это 190 км от Москвы.

Мы уже готовы были выехать в ночь и догнать друзей в Вязьме.
Очень вовремя раздался телефонный звонок: «Ребята, а мотомагазины еще работают? Сильвану нужен закрытый шлем»

Разумеется, нужен закрытый шлем!
Мы были весьма удивлены, когда узнали, что вся троица поедет в открытых шлемах и старомодных очках-консервах, но Томас заверил, что так надо, что так лучше для фотографий. Как оказалось, 190 км российской зимы хватило, чтобы переубедить хотя бы Сильвана:-) Хорошо, хоть ветровик поставили.
Мы пообещали утром заехать за шлемом для Сильвана, и таким образом выкроили еще ночь нормального сна под бочком у жён :-)

---

Прекрасным погожим солнечным утром мы наконец выкатились из златоглавой строго на запад. Маша провожала нас, трогательно глядя вслед и утирая слезинки. Было совсем не холодно, градусов 5 мороза, и сухо. Мы колесили по незагруженному Кутузовскому и получали удовольствие от новых ощущений.

В мотомагазине обнаружили не без злорадства, что шлемы требуемого размера остались только ядовито-желтого цвета, как и наши зимние каски, и купили Сильвану такой вызывающе-анти-ретро шлем.

А потом началось то, за что многочисленные оппозитчики по всему миру так любят путешествия на Уралах :-) Бордо пожаловался, что с его мотора активно льется масло, а я расслышал странное придыхание, характерное скорее для двухтактника, чем для степенного оппозита.
Беглый осмотр подтвердил опасения: выдавило сальник генератора. Вероятно, сальник был некачественный, от масла разбух и вывалился из посадочного гнезда. К счастью, у меня был с собой запасной, и буквально за полтора часа мы сменили его прямо на обочине.
Что ж, начало многообещающее: успели проехать всего 20 км, и уже ремонтируемся :-)

Пока ремонтировались, говорили о том, какие же все-таки наши друзья авантюристы. Родилась «жё дё мо» (игра слов): если они аван-туристы, то мы в нашем положении догоняющих – арьер-туристы, типа как авангард и арьергард :-) Сильвана это слово восхитило, он потом часто называл всю нашу компанию арьер-туристами.

Трасса М1 не особо интересна. Без приключений мы добрались к вечеру до Смоленска. Там уже ждали наши компаньоны. Они-то успели намучиться: от Вязьмы поехали по Старой Смоленской дороге, которая оказалась вовсе не дорогой, а сплошным сугробом со слегка протоптанной колеей. По ней груженый мотоцикл с тремя седоками ехать не хотел категорически. В довершение заправились какой-то бодягой, и прямо посреди заснеженных полей искали запасные свечи вместо умерших.

Как бы то ни было, они доехали до Смоленска и ждали нас за праздничным ужином, на который мы как раз успели.
Обстановка поначалу была несколько скованной, однако постепенно все расслабились, мы восхищались украинским акцентом Седрика (он долго жил в России и хорошо научился говорить по-русски, а потом перебрался в Донецк и теперь говорит по-русски не с французским, а с украинским акцентом. Это очень забавно) Вкоре мы уже совместно поднимали бокалы со словами «Смоленск Взят!»

.

Глава 4. А снег всё шел...

За ночь навалило изрядно снегу.

Виталик поначалу всё жаловался, что мотик совсем не тянет – открываешь газ, а он не едет! – пока не выяснилось, что колесо беспомощно буксует в снежной каше, особенно в горку. Потом приноровился, и вроде даже перестал буксовать: всё-таки эндурная «Петрошина» в таких условиях худо-бедно работает, чего не скажешь о тайваньской «Дуро» на мотоцикле Сильвана: она на морозе стала совсем пластмассовой.

Всей компанией мы заехали на площадку прямо перед смоленским кремлем, покрасовались на камеру в честь воссоединения нашей команды, и уже было собрались покинуть гостеприимный Смоленск, но были остановлены бдительным ДПСником. За въезд в пешеходную зону он собирался оштрафовать на 2 тысячи каждого, однако не устоял перед моим обаянием (а я весьма обаятелен в своем зимнем комбинезоне, любого спросите!), выписал всего одну квитанцию на 200 р. и рассказал как выехать из города.

До трассы М1 мы с наслаждением катились по сияющей белизной заснеженной дороге.

Какое же разочарование постигло нас, когда магистраль оказалась обильно посыпанной солью, и оттого отвратительно грязной и сырой. Соленая жижа летела из-под колес на сапоги, а обгоняющие грузовики обдавали упругой тучей грязной мерзости с ног до головы. Однако мы героически домчали до границы с Белоруссией и часа два пили чай в кафешке в ожидании оформления страховок, пока не стало очевидно, что надо срочно валить, иначе мы вообще никуда не успеем :-)

Буквально через 10 км после границы мы с Сильваном заметили, что Бордо отстал и никак не догоняет нас. Вернувшись, нашли его отдыхающим на обочине с начисто пропавшей электрикой.

Шел снег.

Предохранители сгорали моментально, стоило лишь повернуть ключ в замке зажигания. Потратив все предохранители, я так и не выяснил причину. Это могло быть что угодно: коротыш в замке от соли, обрыв основного жгута или еще черт знает что. В любом случае требовалась хотя бы частичная разборка, и заниматься этим на обочине, под солеными брызгами от фур, да еще под снегопадом, не было никакого желания.

Было решено цеплять Виталия на веревку и тащить до ближайшего сервиса/шиномонтажа или другого места, где есть хотя бы крыша.

Сильван с Томасом собрались ехать вперед, к Борисову, чтобы успеть хоть что-то пофотографировать пока светло, однако...
Однако они увидели, что Бордо даже на веревке и с неработающим мотором уверенно валит по шоссе добрые 80 км/ч, и благоразумно решили не отрываться от коллектива :-)

На ближайшей заправке места для ремонта не нашлось, как и предохранителей и бензина. Только водитель старенького ГАЗика расчувствовался и повынимал из машины предохранители для нас, за что ему большое спасибо. До следующей заправки мы ехали почти 80 км, и только там удалось договориться и прям у бензоколонки под навесом поремонтироваться.

Неисправность была определена и быстро устранена: короткое замыкание в системе зажигания. Пока я ковырялся, наши французские друзья примеряли запасные теплые вещи, которые я на всякий случай тащил с собой: валенки, теплые рыбацкие сапоги, меховой тулуп – всему нашлось применение. О фотогеничности уже не задумывались ;-) Седрик каждую незапланированную остановку использовал для изучения мемуаров генерала Коланкура, который сопровождал Наполеона во всём пути до Парижа и подробно всё записал.

Стемнело. Снег всё шёл.

100 км до Борисова тащились по темноте и сырости. У Сильвана постоянно потел визор и очки, от этого скорость колонны сильно упала. Я, если честно, восторгаюсь этим человеком. Он ехал буквально наощупь, ориентируясь только на наши габариты.

В Борисове, разместившись в гостинице «Березина» (Ах, какое название! Сильван, конечно, не мог пройти мимо!), отправились на ужин в кафе «Привал. Лё Бивуак 1812», где, по преданию, останавливался сам Наполеон перед решающей битвой на реке Березина. В кафе Сильван продемонстрировал, что мощно забухивать умеют не только русские, и с большим отрывом перепил и Виталия, и Томаса, и Седрика :-)

Если учесть, что в Москве он разжился казацкой папахой, буркой, кителем и сапогами, и потащился на ужин в таком наряде – можно представить, какой разрыв шаблона произошел у официантов в кафе :-) Сильван заявил, что днем он благопристойный француз, а по ночам превращается в дикого казака :-)

На обратном пути мы катались с ледяной горки в городском парке и вернулись к гостинице счастливые, рассказывая неприличные анекдоты.

А снег всё шёл. На мотоциклах навалило приличные сугробы. Хорошо, что у меня припасена щетка, утром она пригодится.

.

Глава 5. Ля Бярэзiна.

Самое время рассказать, что же это за «Березина», о которой так много говорили Сильван, Седрик и Томас.
Вообще, это небольшая речушка, решительно ничем не отличающаяся от множества других отечественных и импортных речушек.

Однако для французов слово «Березина» уже 200 лет имеет особый смысл. Французы говорят «la berezina», когда речь идет о полном крахе, ужасной катастрофе, сокрушительном поражении. И большинство из них даже не предполагает, как в их язык попало это слово.

Дело в том, что при переправе через эту речку в конце ноября 1812 года произошло сражение, в котором отступающая, деморализованная армия Наполеона понесла ужасные потери. Солдаты и гражданские гибли от пуль и ядер, тонули и замерзали в ледяной воде, были растоптаны в панике толпой и лошадьми. По армейской ведомости, после переправы через Березину от некогда полумиллионной армии осталось всего 9 тысяч. боеспособных солдат, а за один день переправы погибло около 30 тысяч. Сражение на Березине оказалось последним в той войне, и после него Великая армия фактически перестала существовать. Вскоре после переправы Наполеон бросил остатки своих войск и спешно отправился в Париж в сопровождении генерала Коланкура.

Конечно, для наших друзей это место было особым. Томас называл его «Главной точкой на всём пути». С утра мы отправились к месту сражения, по пути заехав в местный музей, часть экспозиции которого посвящена знаменитому сражению.
По случаю посещения музея иностранной делегацией радушные музейные работники вызвонили девушку-гида, у которой был выходной, и она вдохновенно рассказала нам о битве.

После экскурсии произошел забавный эпизод: Сильван попробовал завести мотор, и пожаловался, что кажется батарея села: еле-еле крутит. Потом завёлся. Стоит, пыхтит себе на холостых, Сильван восседает сверху, а заднее колесо крутится, скользит по снегу. Вероятно, Урал – единственный мотоцикл, который заведется на передаче, с сидящим ездоком :-)

Дорога до поля битвы оказалась сложной: слой рыхлого снега, а под ним лёд. Ехали не быстрее полтинника. Чуть больше откроешь газ – начинает болтать зад. Мне весело, можно повыпендриваться, а ребятам не до выпендрежа, лишь бы с дороги не слететь.

Добрались до монумента. Погода – загляденье: солнечно, тихо. Как будто заранее подготовилась. Белое пушистое поле, снега по пояс. Поодаль речка. По ней лениво плывут льдины. Погода точь-в-точь как тогда, в ноябре 1812. Сильван потом напишет в своей статье о поездке: «Мы представляли себе Амазонку, ледяной вихрь. Оказалось, это милая речушка, вроде Луарэ, которая петляет змейкой среди поросших ивами островов.»
И правда, не верится, что на этой реке, которую не составит труда перейти вброд, полегло столько людей.

На поле несколько величественных памятников. Монумент погибшим французам по традиции не чищен от снега, как и на бородинском поле.

Возвращаясь к мотоциклам, встретили троих пьяных мужичков на телеге с тыренными дровами.

Конная телега восхитила наших французов до глубины души, а местные мужики всё приглашали к ним в баню, но мы отказались от предложения и поехали дальше.

На М1 уже не возвращались, поехали по местной дороге А246 прямо на Вильнюс: Плещеницы, Вилейка... Дорога пустая, машин мало, ноги почти не мокнут. По сторонам красиво: то заснеженный лес, то поле, уютные аккуратные деревни.

Проезжая Сморгонь, Сильван возликовал: оказалось, мы, особо к тому не стремясь, двигаемся в точности по маршруту, указанному в мемуарах генерала Коланкура. В этом самом городе, Сморгони, Наполеон оставил свою армию и рванул в Париж.

Сразу после города Ошмяны началась нескончаемая очередь из грузовиков, которая тянулась до самой границы - 18 километров грузовиков! Мне показалось, что это зрелище впечатлило наших друзей даже сильнее поля битвы на Березине.

Границу проскочили на удивление быстро: белорусскую сторону прошли без очереди как граждане таможенного союза России-Беларуси, а литовскую – тоже без очереди, но как граждане Евросоюза, пропустив вперед французов :-) Нас не просили показать вещи, даже не считали, сколько бензина мы ввозим в Европу в баках. Проставили штампы в паспорта и отпустили с миром.

В Литве время на два часа отстает от московского. Это значит, что время еще совсем детское, мы можем неторопливо заселиться в гостиницу почти в самом центре Вильнюса («ой, какие симпатичные телепузики!» – заулыбались девушки из персонала отеля), переодеться и сходить на ужин в какой-нибудь ресторан.

Но сначала мы с Виталием должны отыскать гаечку.

У него уже второй день как поселилась непонятная гаечка в моторе, которая звонко стучала в левой голове и пугала прохожих. К моему удивлению, под клапанными крышками всё было нормально. Зазоры в порядке, коромысла нормальные, штанги свободно крутятся. Ничего не обнаружив, собрали всё обратно, и с чистой совестью и грязными руками отправились на ужин.

Предпраздничный Вильнюс оказался очень нарядным. Повсюду иллюминация, сияют витрины и рождественские гирлянды. Почему-то никто из нас пятерых не догадался взять фотоаппарат, так что придется тебе, Читатель, поверить мне на слово :-) Из традиционной литовской кухни мы выбрали пиццу и французское вино. Пицца оказалась обжигающе-острой, а вино – веселяще-пьяным :-) Посидели хорошо, и даже не спалили ресторан, а с небольшим пожаром на столе справились своими силами. Сильван, кажется, всех очаровал своей папахой и валенками.

.

Глава 6. Сапогированный кот.

Утром попрощались с Седриком: по плану мы должны были уже прибыть в Париж (Ха!), а завтра ему надо быть в Донецке. Вообще, план доехать от Москвы до Парижа на мотоциклах за 6 дней зимой мне с самого начала показался не реальным, но я даже не мог предположить, что средняя скорость нашего передвижения окажется меньше 200 км в день :-)

Седрик уехал в аэропорт, а мы отправились в самый центр, сделать парадные снимки на фоне главного собора, а оттуда на городское кладбище. Там находится братская могила французов, которые массово гибли от голода и тифа, добравшись до Вильнюса. Представьте, прошли до Москвы, уцелели в Бородинской битве, не замерзли при отступлении, выжили в битве при Березине, и уже почти добрались до границы – и почти поголовно полегли от болезней. Смогли перейти Неман и вернуться домой не более 1600 солдат той самой, некогда полумиллионной Великой Армии.

Мне, кстати, забавно бывает читать умозаключения иностранных историков, что, дескать, война была не такой уж провальной, что Наполеон фактически выходил победителем во многих битвах.

Победил в Бородинском сражении – а как же, открыл ведь дорогу к Москве? Открыл. Значит, победа. А то что положил почти 40 тысяч солдат, и эта победа ничего особо ему не принесла – так, фигня.
Победил в битве при Березине – а как же, смог уйти от преследования русских войск? Смог. А то что положил еще почти 30 тысяч – тоже не считается.

Вот как пишут в источниках: «Несмотря на огромные потери, понесённые Великой Армией, некоторые специалисты (в основном зарубежные) считают итог сражения в пользу Наполеона, исходя из того, что ему удалось ввести в заблуждение противника и избежать таким способом полного уничтожения».
Вот так побеждал-побеждал, и в результате всю армию положил, и вернулся домой ни с чем. Было бы смешно, если б не так грустно...

Воздав дань почтения памяти погибших, мы продолжили свой путь.

Из Вильнюса выезжали на удивление долго и кругами. Странно, ведь навигатор внутри моей головы так легко и быстро провел нас к кладбищу, а на обратном пути не сработал. В общем, потолкались в пробках, постояли на светофорах, но в конце концов выбрались на каунасское направление, а оттуда свернули на Тракай.

Как всем известно, в Тракае, на острове, окруженном глубоким озером, имеется замечательный, весьма живописный и исторический замок. Чисто теоретически, в нем мог останавливаться отступающий французский полководец. Мы тоже туда свернули.

На берегу озера на импровизированной сцене молодежь женского пола, одетая на американский манер в красно-белые сантаклоунские наряды, из раза в раз пищала охрипшими голосами американское «Джингл белз», вероятно демонстрируя единение литовского народа с общеевропейскими культурными ценностями. Честно говоря, противно. Почему бы что-то своё, народное, не спеть, зачем эта американщина?

Заинтересованные нашими необычными одеждами, подошли ребята из съемочной бригады местного телевидения. Обрадовались, что мы из России, говорили с нами по-русски. Опечалились, что тема нашей поездки не Рождество, а война с Наполеоном. Похоже, эта тема не в формате сегодняшнего сюжета, и кажется вообще не в формате литовского телевидения. Тем не менее что-то сняли, может и покажут на свой лад :-)

Прогулялись в замок, зафиксировали на фото акт российско-французской дружбы и отправились дальше.

Очень мне нравится в Литве состояние дорог. Вроде бы, снега не меньше, чем в Белоруссии, но дорога чистая, абсолютно сухая, гладкая, с чудесной разметкой. Как у них это получается?

Прямо на заправке организовали импровизированный обед. Вместо стола – кофры моей Ретры. Вместо еды – бутерброды. Знаешь ли ты, дорогой Читатель, что если достать из холодильника бутылку холодного чая и поместить в микроволновку, то через 3 минуты получится бутылка прекрасного обжигающе-горячего чая? Вот и мои спутники не знали, так и пили на морозе холодный :-)

Дальше по пути остановились у странного кургана в форме шляпы Наполеона. По преданию, этот курган насыпали французские солдаты, в память о своих товарищах. Легенда красивая, конечно, но не очень правдоподобная.
Там же выяснилось, что Бордо потерял российский флаг (обломилась лыжная палка - флагшток), и Сильван заявил, что по-хорошему, Виталия за такое надо бы на рассвете расстрелять :-) Потом как-то забылось :-)

Потом мы мчались по прекрасной литовской дороге вдогонку за закатным солнцем, и окрестности были залиты чудесным розовым сиянием, и было это великолепно и волнующе.

Так мы домчали до города Мариямполе, а от него до Польши рукой подать. Правда, теперь мы ехали не по маленькой местной дороге, а по трассе европейского значения Е67, перегруженной грузовиками, которые все время мешались под колесами.

Совсем стемнело и стремительно холодало. Визор и очки Сильвана вновь запотели и обмерзли, и снова скорость колонны упала. Теперь уже мы мешали грузовикам. Такая езда становилась нестерпимой и по-настоящему опасной.

Проехав городишко со смешным названием Сувалки и не доезжая Августова, тормознули у придорожного мотеля, который оказался на удивление уютным и гостеприимным. И, несмотря на то, что по польскому времени (еще на час меньше, чем в Литве) был всего шестой час вечера, решили вставать уже на ночь.

Сильван с Томасом уединились в своем номере разбирать фотографии и записывать впечатления за день, а мы с Бордо от нечего делать обсуждали разные французские слова и фразы. Скажем, «Кот в сапогах» будет по-французски не «Лё ша дан ле бот», и не «Лё ша авэк ле бот», а просто «Лё ша ботэ», что я дословно перевел как «Сапогированный кот», то есть кот, к которому применили некое действие, после которого кот обрел свойство обладания сапогами. Ну, такая вот непонятная грамматика у французов :-)
Виталий невероятно возбудился от такого моего перевода, долго ржал, и потребовал этой фразой обязательно назвать одну из глав отчёта.

Обсуждение русских и французских слов мы продолжили за ужином, вчетвером. Оказалось, что в наших языках гораздо больше взаимно-заимствованных слов, чем можно подумать: шантрапа, рассусоливать, сортир, дебош... Бистро, Березина, казак и т.д. От слов постепенно перешли к песням, тем более что к тому моменту уже было выпито изрядно водки, заполировано вином, пивом, подправлено местными польскими настойками...

Сильван с Томасом раздухарились и требовали предоставить немедленно сюда хозяина мотеля. Пришел хозяин, стоит, весь такой переминается, а наши друзья давай хором на разные голоса петь ему песню. Эта, дескать, песня, была у польских узников концлагерей, потом её перевели на французский, и стала она гимном французского сопротивления.
Хозяин заулыбался, поклонился и хотел уже отчалить, но не тут-то было: ему спели еще что-то по-французски, потом на корявом польском, потом еще что-то.
Наконец про несчастного мужика забыли, и пели уже нам, пели Катюшу, потом пели песни, которые мы с детства знаем в красноармейском варианте, а французы, к нашему изумлению, оказывается знают их во французском переводе белогвардейского текста, где вместо Ленина царь, а вместо светлого будущего – святая Русь :-)

Короче, ужин удался. Вернувшись в номер, Сильван начал демонстрировать навыки скалолазания и прям в папахе и сапогах повис на дверном косяке, хорошо что не оторвал :-) Потом еще как-то дебоширил, наконец угомонился, и все разошлись спать.

Перед сном я вспоминал всякие смешные французские слова, и, разумеется, Сапогированного кота.

.

Глава 7. Уралист-Радикалист.

В Польше особенно четко проявилась проблема с часовыми поясами: всего тысяча километров от Москвы на запад, а разница целых три часа.
Если в Москве в декабре светает ближе к девяти утра, то в Польше в семь уже светло, и надо бы уже ехать, чтобы застать по возможности побольше светового дня, а фиг там! Завтрак в гостиницах начинается в лучшем случае в семь, а в выходные в восемь. Пока завтрак, пока одеться, увязать вещи, завестись – уже полдевятого. Полтора часа светового дня уже потеряно. А в три уже сумерки, к четырем совсем темно. Потемну Сильван едет плохо, ибо потеют и замерзают очки и визор. Выезжать без завтрака тоже никто не хочет. Вот вам и очередные 200 км за день :-(

Благо, в этот день нам и не надо было больше. Посветлу доехать до Варшавы, а там назначен ужин с работниками французского посольства. Погода была самая холодная за всю нашу поездку: минус 12, а то и 15. У меня замерзли обогатители, еле завёлся. Ещё перестал гудеть звуковой сигнал, скорее всего до него добралась соль. На мотоцикле Сильвана сигнал, напротив, позвякивал сам по себе.

Дорога была не сложной. Везде указатели, не заблудишься.
Окружающие пейзажи весьма живописны, и время от времени Томас тормозил колонну для фотосъемки. На одной из таких остановок я увидел великолепный кадр: торжественно-тихий, заиндевевший, запорошенный, заснеженный лес; деревья голыми ветвями цепляют низкое хмурое небо; и над всем этим гордо возвышается идол Современного Бога, наглядно демонстрируя торжество животного над прекрасным. Ну да, МакДональдс. А вы о чём подумали?

Периодически Сильван уступал место за рулем Томасу, и тогда мы адово валили 90-100 км/ч. Томас вообще как-то быстро освоился с мотоциклом, понял его и получал удовольствие от вождения. Сильван же, как только оказывался у меня в коляске, магическим образом сразу засыпал, устроившись на обогреваемом люксовом кресле и укрывшись тулупом.

На въезде в Варшаву я его разбудил, вручил карту города, и Сильван повел нас к первой цели – памятнику Наполеону в самом центре города.
Проехав десяток указателей «центр – направо», я уж было решил, что мы сейчас приедем куда-нибудь в Познань, однако Сильван был непоколебим и требовал ехать всё прямо и прямо. Как ни странно, мы в результате добрались таки до памятника и устроили торжественную фотосессию.

Подъехала подруга Сильвана из посольства, помогла заселиться в гостиницу неподалеку и подтвердила, что к семи вечера ждет нас на ужин. Сильван с Томасом, как водится, уединились в номере, а мы с Бордо отправились пройтись по вечерней Варшаве. Это было тем более интересно, что Польшу Виталий всегда пролетал транзитом, считая её неинтересной, и в центр Варшавы за всё время ни разу не въезжал :-)

Центр весь сиял от рождественской иллюминации. Гирлянды, огромные светящиеся конфеты и подарки, ёлки новогодние. Огромными проекторами проецировали на здания снежинки и прочие узоры, очень нарядно. Мы прошли до рыночной площади и отправились обратно: близился званый ужин.

На приеме Сильван вдохновенно рассказывал скучным дипломатическим работникам о Березине и воспоминаниях Коланкура, объяснял, что каждый из нас четверых не просто мотоциклист, а Мотоциклист-Уралист-Радикалист-Наполеонист! Но как мне показалось, дипломатам это было не интересно, и разговор постоянно пытались перевести на политику.

Возвращаясь в гостиницу, Сильван пообещал, что в Берлине будет не скучно, что там будет Лорейн, красивая и умная и вообще :-)
А мы особо и не жаловались: мы-то успели прогуляться по праздничной Варшаве ;-)

.

Глава 7. Снег! Снег! О боже, что делать?! Снег!!!

Воскресенье. 7 утра. Мы все вчетвером сидим в гостиничной кафешке, завтрак. Напротив – руководитель пресс-службы Посольства Франции в Варшаве. В элегантном костюме, галстуке. Ему, вероятно, пришлось встать в полшестого. Бессовестный Сильван назначил встречу в такую рань, потому что «мы очень торопимся, нам надо срочно ехать, у нас всего полчаса». Дяденька в костюме учтиво задает вопросы, Сильван вещает о Березине и Коланкуре, я практикуюсь во французском, Бордо пьет кофе, Томас скучает. Все при деле :-)

Выезжали через самую-пресамую центральную площадь, сняли пару кадров, и оттуда прямиком на Берлин. Ну то есть не совсем на Берлин. Сначала на Познань, Пневы.

Дорога не очень простая. Сказывается социалистическое наследие: то одна полоса, то две, без развязок. Едем через населёнки, без объездных. Много грузовиков. Обгоны очень растягиваются. У Сильвана не всегда получается выбрать верный момент, и минут 15-20 тащимся как дураки: я, фура, Сильван, Бордо. Никому из водил грузовиков и даже легковушек не приходит в голову подвинуться: вероятно, мы не производим впечатление цельной группы, несмотря на одинаковые мотоциклы и одинаковые шлемы :-)

В конце концов выбрали тактику «Москоу-стайл»: тащимся за грузовиком до ближайшего светофора, на светофоре вылезаем в левый ряд, который только для поворота налево, и на зеленый резво стартуем первыми плотной группой. Местные водители к такой езде не привыкли, таращатся, но вроде не бычатся.

В Познани сыро, несмотря на мороз дорога обильно посыпана солью. Ноги мокнут.

На выезде из города начинается снегопад. Не то чтобы адовый снегопад, просто плотно идет снег. В Москве весь январь такой снег валил почти ежедневно, и ничего, ездили люди.
А тут – я прям не ожидал такой реакции от водил: сбросили скорость до 30-40, сбились все в правый ряд и еле едут – легковушки, грузовики; и у каждого на лице паника: «О боже! Снег! Снег, а-а-а-а-аааа! Что делать, снег! Что же теперь с нами будет?!» И мы, такие гордые, проносимся по свободной левой полосе 60, а то и 70 км/ч :-)
И ладно, дело было бы в какой-нибудь Калифорнии или на худой конец в Сочи. Но это нормальная человеческая Польша, вон у них сколько снегу по обочинам, чего паниковать-то? То ли все на зимней резине экономят...
Еще периодически некое тело в левом ряду едет со скоростью потока, 30-40, и ни в какую не отодвигается: никого не вижу, ничего не знаю. Причем бабы в подавляющем большинстве. Очень мешают.
С другой стороны, возможно, что тело просто не воспринимает нас за объекты материального мира, считая чем-то потусторонним: призраками или галлюцинациями. Ну подумайте сами, откуда в разгар декабря могут взяться три мотоцикла с колясками, да еще валить 70 в левом ряду под таким снегопадом! :-)

Проехали так немного, тормознули на заправке, совещаемся: времени начало пятого, еще ехать и ехать можно, но с таким движением далеко не уедем конечно. Ищем ночлег или пока едем? Без особого энтузиазма решили ехать. Я на выезде с заправки не заметил запорошенную снегом урну и оборвал номер, тьфу!

После города Пневы дорога превратилась в однополосную. Обгонять некуда – встречная пустая, но на разделительной сугроб. Ехали вместе с фурами, 30 кмч. Дэбилизьм, как говорит Сильван.

В конце концов сдались, свернули в мотель. Очень милый кстати. Всё-таки Польша – клёвая страна в плане душевности людей.

Пока Сильван и Томас уединялись в номере, мы сверились с картой. О! За день одолели почти 400 км! Из которых – целых 80 км под снегопадом! Молодцы, ничего не скажешь :-)

.

Глава 8. Рейхстаг взят!

Удивительная штука, но с утра мы ехали уже по чистой дороге!
Видели бы вы, как спецтехника её чистит: валят километров 80, впереди пара машин с отвалами, сгоняют снег на обочину, последняя поливает антиобледенителем. Грязно, конечно, зато фуры не тупят, благо рано утром их немного.

В городе Свебодзин свернули с Е30 на маленькую местную дорогу, от фур подальше. Дорога живописна, вокруг припорошенные деревья, красота. Особенно радовало, что сюда не добрались уборщики-поливальщики, тут был настоящий снег, по которому местные ехали по обыкновению с опаской и неторопливо, и обгонять их было одно удовольствие :-)

Как-то незаметно, в охотку, доехали до городка Слубице. По нашим российским меркам это даже не город, а поселок городского типа. Аккуратненький такой. Едем себе по главной, проезжаем по мосту над речкой, а на другом берегу – опа! Вокруг все надписи на немецком! Также люди ходят, также снег, но там еще была Польша и злотые, а тут Германия и евро. Никогда еще не видел такой незаметной границы :-)
Франкфурт-на-Одере, конечно, покрупнее Слубиц, что там говорить. Трамваи звенят, дороги широкие. Сразу видно достаток, особенно по контрасту с небольшими польскими городками.

На Берлин ехали не по жирной Е30, а по скромной пятерке, через Мюнхеберг. Несколько раз наблюдали удивительную картину: слева от дороги поле заснеженное по пояс, а справа зеленая травка проглядывает. Потом наоборот: справа сугробы, слева зелень. Черт его знает, как они это делают. Я решительно не допускаю мысли, что кто-то убирает снег с ПОЛЯ :-)

Постепенно теплело, под ногами совсем мокро. Стало очевидно, что под такую «зиму» мы не очень подготовлены, и необходимо срочно обзаводиться теплыми резиновыми сапогами.

Въехали в Берлин. В центре, рядом с телебашней, нас ждала Лорейн, берлинская подруга Сильвана. В коротеньком пальтишке, тоненьких колготках, бр-р-р! Мы упаковали её в тулуп, нацепили шлем и поехали кататься по Берлину. Браденбургские ворота, Рейхстаг, Колонна Победы.

После торжественного прохвата по центру Томас попрощался с нами и отправился в аэропорт – его отпуск закончился, поджимала следующая поездка, теперь в Египет.

Затащив груду вещей в квартиру Лорейн, утомились и испили чаю с бутербродами. Сильван попросил нас погулять где-нибудь пару часиков и, как водится, уединился с Тома... с Лорейн, чтобы хорошенько рассказать про Березину и Коланкура, а мы с Бордо отправились в прогулку по городу, в надежде найти теплые резиновые сапоги.

Берлинские улицы не особо отличаются от улиц какой-нибудь другой европейской столицы. Старые дома вперемешку с современными, цельностеклянными. Витрины дорогих магазинов на мой вкус простоваты – пустая комната с гладкими белыми стенами, и в ней стоит одно-единственное нечто, что по замыслу дизайнера должно поразить моё воображение :-) Нас догнал снегопад, правда несильный. Забавно было видеть велосипедистов, как ни в чем не бывало крутящих педали под снегом.

Резиновые сапоги мы таки нашли в магазинчике «Друг Рыбака». Увидели сначала обычные резиновые сапоги, потом объяснили что это не совсем то, что приехали на мотоциклах из Москвы и собираемся дальше, продавец (здоровый такой мужик, настоящий друг рыбака) чуть не прослезился от умиления, достал откуда-то из загашника сапоги, сказал что это, мол, самые крутые какие только бывают, что ходил в таких целый день по Норвегии и не замерз :-)

Мы попросили три пары самого большого размера (чтоб можно было на много носков надеть), чел растрогался еще сильнее и безвозмездно подарил нам теплых носков :-)

На ужин мы вчетвером отправились в традиционную немецкую пивнушку, традиционно нажрались колбасок с напитками, а Сильван традиционно–вдохновенно вещал Лорейн о Березине и Коланкуре, как будто не успел рассказать за время нашего с Бордо отсутствия, а она вся раскраснелась и смотрела на него восхищенными глазами :-)

Возвращаясь обратно, любовались, как снегом окончательно завалило берлинские улицы и стоянки велосипедов. Необычное зрелище.

.

Глава 9. Я понял Урал! Я понял Скорость!

Утром, попрощавшись с Лорейн, мы отправились в мастерскую PIG-SEVEN знакомиться с берлинским дилером ИМЗ, и заодно попробовать найти наконец противную гаечку в моторе Бомонда, которая настойчиво продолжала пугать окружающих.

Михаэль, дилер, уже ждал нас, запустил внутрь и позволил ковыряться в тепле и сухости.

Как обычно, под клапанными крышками не нашлось ничего подозрительного. Последовательно проверил шторку УКТУСа (нормально), привод киловатта (нормально). Михаэль с интересом наблюдал, подсказывал различные идеи, но вредная гаечка так и не обнаружилась и продолжала греметь.

Всё это время Сильван с очень серьезным видом записывал что-то в свой блокнот. Сразу видно: профессионал с большой буквы, может работать в любых нечеловеческих условиях.

Пока Бордо прикручивал обратно переднее крыло, мы с Михаэлем импровизировали кронштейн номера взамен сломанного и меняли звуковой сигнал. Теперь моя Ретра вновь может бибикать :-)

Кстати, большинство Уралов, представленных у Михаэля – именно Ретры, причем все как на подбор черные с двойной белой цировкой, берлинцы предпочитают именно эту модель. На них установлены тюнинговые фонарики на коляске, глушители и всякая мелочевка. Кроме Уралов Михаэль занимается Энфилдами и строит каферейсеры из какой-то олдскульной Ямахи, и получается вполне труЪ.

Собрались, выезжаем из мастерской – Бомонд вдруг заработал тихо, гаечка самопочинилась! Михаэль гордо заявляет: «Да, Пиг-Севен сделали это! Починили твой мотоцикл!». Гаечка тут же просыпается и гремит с новой силой, Михаэль в отчаянии машет рукой и уходит впаривать клиентам очередную черную Ретру :-)

Кое-как выехали из Берлина и по магистрали Е51 ломанулись на Потсдам, Лейпциг и Эрфурт. Наконец-то мы ехали по автобану, как любит Бордо, как не люблю я и как никогда не пробовал Сильван.

Надо сказать, он всё-таки освоился, и поддерживал режим 100-110. На очередной заправке Сильван подошел, и, сияя от счастья и гордости, заявил: «Я понял Урал! Я понял Скорость!»
Тут самое время объяснить, что вообще Сильван – довольно опытный водитель Урала, но все предыдущие его поездки были либо по льду замерзшего Байкала, либо по степи – где нет поворотов, нет попутных и встречных, и где быстрее 40 особо не разгонишься. И конечно, езда по дороге, где есть повороты, машины, где скользко и темно – и не просто езда, а довольно быстрая езда – требовала определенных навыков. Мы как могли объясняли, как работать газом, как свешиваться – но одно дело послушать, а другое – попробовать, понять и прочувствовать.

В общем, Сильван кажется прочувствовал и теперь стремился валить, временами разгоняясь до 120.

Учитывая, что мы полдня провозились у Михаэля, успели дотемна доехать только до Лейпцига. Не заезжая в город (жаль, конечно), скатились на местную дорожку, и по живописному шоссе с поворотами, подъемами и спусками, доехали до городка Наумбурга, на окраине которого обнаружилась весьма пафосная гостиница, окруженная теннисными кортами, площадками для гольфа и причалами для яхт. Явно, какой-то элитный спорт-клуб, и в сезон тут наверняка не бывает свободных мест. Сейчас же все номера были свободны, и нас заселили в истинно царские хоромы с зеркалами, канделябрами и прочей имперской фигнёй :-) Правда, дороговато, 90 евро за двоих. Комнаты, кстати, названы именами всяких императоров или писателей и композиторов, была даже комната «Наполеон», но мы её сначала не заметили и заселились в какого-то другого монарха.

В банкетном зале был занят всего один столик – за ним компания благообразных старушек что-то отмечала, и кроме них никто не мешал нам наслаждаться рождественским убранством отеля.

После ужина Сильван пошел спать – ведь рассказывать о Березине и Коланкуре было решительно некому! – а мы с Виталием отправились на прогулку по вечернему Наумбургу. Как и положено провинциальному европейскому городку, в девять вечера никого на улицах не было, машины тоже проезжали редко, и даже скучающие светофоры занудно моргали желтым. Погуляв немного, оправились спать.

.

Глава 10. Слово на букву «Нах».

Румяное утро было нежным и приветливым. Легкий туман над речкой, свежий снежок – загляденье! Мы даже прогулялись немного по «Пивному Садику» с видом на реку, зарядились позитивом.

Поскольку время поджимало всё сильнее (мы уже катастрофически выбивались из графика) было решено не заезжать в Веймар и Эрфурт, хотя это значительные в историческом плане места, связанные с Наполеоном, и к тому же совсем рядом.

Кратчайшей дорогой выкатились на магистраль Е40 и помчались в сторону Франкфурта-на-Майне. Ночевка была запланирована недалеко от Франкфурта, в городке со смешным названием Бад-Кройцнах.

«Слово на букву Нах», - улыбался я, набирая скорость и поглядывая в зеркала, чтоб команда не отстала. Вдруг в зеркале замаячили красные мигалки. Они быстро приближались.

«Что за нах?» – не успел удивиться я, как машина в спецраскраске обогнала, перестроилась прямо передо мной и включила светящееся табло, на котором чередовалась неудобоваримая белиберда на немецком и английское «Фоллоу ми».

Машина проводила нас до ближайшего кармана на автобане, где дежурила еще одна такая же. Из обоих авто высыпали люди в униформе с пистолетами на поясах и плотно обступили мотоциклы.
«Да что за нах?» - не понимал я, - «вот будет прикол, если нас на автобане поймали за превышение скорости на колясниках!»

- Ви ар джерман кастомз, нау ви вилл чек йу фор драгз, вэпонз... – затянул на корявом английском долговязый прыщавый служитель немецкого закона.
- Тьфу ты блин! – разозлился я. – Ви ар рашан туристс, ви ар гоин фром Маскау то Пэрис. Ви хэв но драгз, но ганз, но найвс, но сигареттс, но водка, но балалайка!
Хотел добавить, что бензина тоже нет – таможенники ведь обычно еще спрашивают, сколько бензина в баке перевозишь. Сдержался :-)

Вообще конечно дебилизм нах, нашли кого подозревать в контрабанде оружия и наркотиков нах – троих незаметных мотоциклистов нах в незаметных кислотно-желтых шлемах нах, на таких незаметных Уралах с колясками, зимой нах! До такого могли догадаться только иностранцы, нах.

Служитель закона несколько сник, но заявил, что проверить всё-таки надо. Тем временем другой служитель, мелкий по комплекции и женский по полу, уже ковырял вещи Бордо, несмотря на его заявления «но водка, но калашников!». Пачку сигарет всё-таки нашли, и возликовали было, но сигареты оказались немецкие, их вернули владельцу, извинились и удалились.

«Идиоты нах», - улыбался я, вновь набирая скорость. Мигалок в зеркале более не наблюдалось. Впереди было еще 300 километров до смешного городка Бад-Кройцнах...

-----

На автобане Е40 совсем нет заправок.
Без заправок ехать скучно, голодно, и можно высохнуть.
Вот меня догнал Бордо, хлопает по баку.
Вот я переключаюсь на резерв. Заправок нет. Что за нах? :-(

Понимаю, что километров через 10 высохнем совсем, увожу колонну в ближайшую населёнку. В городке заправок нет. Сильван настаивает возвращаться на автобан и ехать дальше, глядишь, бензин всё-таки найдется. Вопрос решает какой-то местный: на автобане до Франкфурта заправок не будет, зато в соседнем городке есть, это прямо по дороге километров 8.

Через 5 километров высыхаем одновременно с Бордо. Хорошо, есть небольшой запас в канистре. Заливаемся на обочине. Рядом останавливается рейсовый автобус, перекрывая всю дорогу.

- Чо как дела может помочь? – с любопытством интересуется водила. Удивился, что мы зимой на мотоциклах (хотя какая тут к черту зима? Еле-еле снежком припорошило, и вся зима). Признался, что русский, из Казахстана, живет тут, работает.

Пассажиры в автобусе наверняка думают «что за нах?», но терпеливо молчат. За автобусом уже длинный хвост собрался, автолюбители наверняка думают «что за нах?», но тоже терпят, не сигналят. Все культурные нах :-)

На заправке тоже русский, приставал с расспросами. Оказывается, тут в районе Франкфурта вообще наших много.

На въезде во Франкфурт не осилил указатели, уж больно не очевидные. Вместо объездной едем прям по городу, не по центру конечно, но всё равно прикольно. Всякие здания современные, с переходами из одного в другое. Кажется, что можно весь город пройти не выходя на улицу.

Мужики в магазине подсказали как выехать на Висбаден, толкаемся вместе с офисным планктоном, который в конце рабочего дня тянется в свои пригороды. Москоу-стайл помогает, едем быстрее потока, хотя и без удовольствия.
У Бордо дергает мотор, плохо тянет с низов, да еще гаечка эта нах... Протолкались километров 15, наконец основной поток машин ушел влево. Поехали побыстрее. Продолжаю искать глазами указатель на дорогу 60 или 61, а ни фига, нету. Автобан превращается в обычную двухполоску, вокруг болота какие-то.

Темнеет.
Карта.
Уехали не туда. Надо возвращаться, и, похоже, как раз туда, куда свернул основной поток :-( Ну что за нах? :-(

Возвращаемся в толкучку. Теперь главное не пропустить нужный съезд с автобана. Машины еле едут, километров 10-15 наверно в час. Увожу колонну на обочину – она свободна, Европа же! – и километров 5 валим по обочине до нужного съезда. Водилы грузовиков пытаются подвинуться, чтоб перекрыть проезд (сразу видно, во Франкфурте много наших!), но мы маленькие, узенькие, пролазим.

Городишко Бад-Кройцнах, оказывается, курортный, пафосный, типа нашего Кисловодска. Народ прогуливается, магазины сияют витринами. Это вобщем не совсем то, что нужно небогатым мотопутешественникам.

В поисках гостиницы поехали дальше, заблудились.
Остановили какого-то мужичка на грузовике. Мужик совсем простой, деревенский, с какой же готовностью он пытался понять, чего мы от него хотим :-) «Спать, слип, шлаффн!» – всё твердили мы. Мужичок просиял, прыгнул в грузовик и проводил до гостиницы, на прощание всё повторял «шлаффн, шлаффн!» и, кажется, был счастлив, что сделал доброе дело :-)

В ресторане на ужине мы вновь встретили этого мужичка (который оказался мясником) - он пришел в восторг, наприглашал знакомых (которых оказалось половина посетителей ресторана), и мы долго рассказывали им про поездку, про Россию, про зиму. Мужичок ничего не понимал ни по-английски, ни по-русски, и просто восторженно хлопал глазками :-)

В гостиницу возвращались под дождем. Жалкие островки снега таяли на глазах. Меня терзали смутные ожидания чего-то нехорошего...

.

Глава 11. Где зима нах?

Утром моросило. Не то чтобы дождь, а так, пакостная водяная взвесь висит в воздухе. Сыро и холодно. Хочется одеться в теплое-зимнее – так промокнет. Наденешь дождевик – замерзнешь.

Кое-как одевшись, выехали, снова встретили вчерашнего веселого мясника на грузовике. Он чуть из кабины не вывалился от избытка чувств :-)

Едем по местной дороге 41 в сторону города Идар-Оберштайн. Дорога великолепная, среди гор, сплошные повороты и подъемы-спуски, прям как между Ялтой и Бахчисараем в Крыму, только с хорошим асфальтом :-) Кто бывал там – поймёт, о чем я ;-) Хорошо, что не доехали сюда вечером – никакого удовольствия не получили бы потемну.

Идар-Оберштайн поразил моё воображение – представьте узкое ущелье, посередине дорога, а вокруг, по склонам, натыканы один над другим домишки, такие типично-немецкие, фахверковые, с белёными стенами. Как будто дома настоящих горных гномов из сказки. Прям вот кажется сейчас они выйдут со своими кирками и лопатами и отправятся добывать самоцветы. Очень клёвое место, жаль не остановились там.

По горным дорогам доехали до Триера, и там – по автобану в сторону Люксембурга. Снега становилось всё меньше, и на границе Люксембурга он совсем пропал. Продолжало моросить. Это что, называется зима? Это что нах за зима, без снега?!

Непосредственно в город не заезжали, как всегда по объездной. Всё государство Люксембург проскочили минут за 40, въехали в Бельгию (Бордо заработал две новые нашивки на жилетку), и там налево :-)

В Бельгии морось окончательно превратилась в дождь, стало ощутимо выше нуля. Я со всей ясностью осознал, что наш Подвиг под угрозой полного и решительного краха, и что дальше зимы не будет :-(

Сильван пытался убедить нас, что вот сейчас мы проскочим Бельгию, а дальше будет Франция, и там дождя не будет, потому что дождь всегда бывает в Бельгии, а во Франции – не всегда.
В ответ мы поинтересовались, почему он до сих пор не надел дождевик, он хлопнул себя по лбу, воскликнул «Дэбилизьм!», натянул дождевой плащ прям поверх промокшего насквозь пуховика и стал похож на горбуна Квазимодо :-)

Во Франции дождь, разумеется, не кончился. Напротив, он становился всё сильнее, к нему добавился штормовой ветер. Промокли накидки и валенки на руле, промокли перчатки, промокли дождевики и внутри них куртки и штаны.
Охренительная зима! Всю жизнь мечтал о такой зиме нах...

Ветром нас нещадно мотало по дороге. Повсюду вокруг в сумеречной мгле бешено вращались лопасти огромных ветряков, вырабатывая электричество для благоразумных французов, сидящих в такую погоду в своих уютных домиках.

В довершение всего у меня отрубился обогрев рукояток. С учетом мокрых перчаток – именно то чего не хватало для полноты счастья :-(

Отстал Бордо. У него совсем перестал тянуть мотор.
Разобрались быстро: воздушный фильтр нахватался воды. Скинули переплюйку от сапуна – помогло, вроде поехали.

Не доехав каких-то 180 км до Парижа, остановились на ночевку в городе Реймс. Долго болтались по городу в поисках отеля. Нашли в самом центре, на удивление недорого. Отель двузвездный, вход в номер через туалет :-) Развесив везде где можно мокрую одежду, запихав в батарею многочисленные носки и перчатки и слегка придя в себя, отправились ужинать.

Дождь на улице продолжался, но в центре почти под каждым зданием галереи, можно ходить без зонтов. В какой-то очень традиционной пивной угощались традиционной французской разновидностью пиццы. Сильван одновременно работал, а я спал :-)

После ужина отправились на прогулку: всё-таки Реймс – столица Шампани, родина шампанского. По всему центру расставлены павильоны, где желающим наливают местного шампанского – и совсем молодого, и дорогого марочного. Дошли до собора Нотр-Дам-де-Реймс, один из старейших, крупнейших и красивейших готических соборов Франции. Именно в нем традиционно короновали всех французских королей. Собор конечно впечатляет, даже ночью.

Долго под дождем, однако, не погуляешь, и мы отправились спать.

.

Глава 12. Подвиг.

Утро было пасмурным. Хорошо, хоть дождь раздуло, но всё равно было сыро и противно. С содроганием вспоминая вчерашний день – а он оказался самым тяжелым и отвратительным со дня старта – выехали из Реймса по автобану, прямиком на Париж.

Погода постепенно разошлась, выглянуло солнце и начало припекать.
Стало понятно, что нашему Подвигу пришел полный и безоговорочный кирдык. Одно дело – приехать на мотоциклах среди зимы, мороза и вьюг, дескать вот как мы можем. И совсем другое – под теплым солнышком, с зеленой травкой. Офигеть геройство. Лучше уж на санях с собачьей упряжкой притащились бы, или хотя б на снегоходах – всё интереснее.

До Парижа рукой подать. Мотоцикл Виталия опять не едет. Сливаю воду из карбюраторов. Сильван нервничает – как бы не сорвалась торжественная встреча нашей колонны.

Тем не менее, въезжаем в город по графику. У входа в ботанический сад радом с вокзалом Аустерлиц нас встречают друзья Сильвана, обнимают, поздравляют, наливают :-) Сильван рассказывает о Березине и Коланкуре :-)

Встретить нас в Париже приехала Лори Бернар (Laurie Bernard), наша подруга, та самая пуленепробиваемая железобетонная Лори, которая в октябре ехала из Москвы в Ирбит на Урале. Удивительно, но в гражданской жизни она вполне девушка – с ногтями, каблуками и маленькой собачкой! :-)

В Париже совсем почти лето. Солнечно, яркое чистое небо, зеленеют газоны, на улицах полно мотоциклистов – сезон они не закрывают. Мы едем колонной по фотогеничным местам, подруга Сильвана Присцилла снимает нас с мотоцикла на ходу, периодически устраивая аварийные ситуации. Удивительно, но никто никого не задел и не перевернулся :-)

Наконец, въезжаем в ворота Дворца Инвалидов.
Это – конечная цель и торжественный финиш нашей экспедиции.
Дворец Инвалидов для французов – символ доблести и воинской славы, сейчас это музей Армии, там же захоронен прах Наполеона. То, что нас пустили туда на мотоциклах – великая честь. Французы, которым мы рассказывали об этом, изумленно выкатывали глаза и щелкали языками – для них это примерно то же, что для русских – въехать на мотоцикле в мавзолей Ленина :-)

Во дворе, прямо под памятником Наполеону, паркуем мотоциклы для фотосессии. На колясках расставлены тома с воспоминаниями Коланкура и бутылки водки. На небольшую пресс-конференцию приглашены журналисты и издатели. Приехала родня Сильвана и друзья.

Все с восхищением слушают про Березину, про Литву и про Польшу, про мороз и снег, но видно, что они не понимают, не могут этого понять и прочувствовать. Какой мороз, какой снег? Зима – вот она, зима, смотрите. Зима – это когда с деревьев опали листья и надо надеть курточку и шарф. На мотоциклах приехали? Какие молодцы! Даже под дождь попали? Ай-ай-ай...

В общем, подвига не получилось.

Мы отправились домой к Сильвану, мыться и приходить в себя. Вечером он организовал торжественный ужин. За окном сверкал огнями ночной Париж, из магнитофона хрипел Высоцкий, а сам Сильван в тельняшке уже подробно рассказывал друзьям и родне про поездку, про зиму, про уралистов-радикалистов, и было очень мило и душевно. Я окончательно выучил текст и теперь мог не хуже Сильвана рассказывать о Березине и Коланкуре :-) Один из гостей, по виду явно шпион, нажрался в слюни и пытался говорить с нами по-словенски.

Ближе к ночи гости разошлись, мы с Бордо отправились спать, а неутомимый Сильван отбыл праздновать финиш поездки на какой-то прием. Он был совершенно счастлив :-)

КОНЕЦ ПЕРВОЙ ЧАСТИ.

Часть 2. ФРАНЦУЗСКИЙ МАРШ.

Часть 3. ВЕНСКИЙ ВАЛЬС.

Часть 4. ВЫСШАЯ ЛИГА.


Это Fizruck

Ты сделал это! Мои поздравления. Молодец.


Это Bordo

Дорогой ДругЪ и ТоваристчЪ Вася, поздравляю от души! Без сомнения, эта грандиознейшая из повестей уже с момента публикации входит в золотой фонд урало-оппозито-мото-прозы!


Это ВасяПЗ

Спасибо!


Это VampirY

Ну что ж, всего год прошел! Гуру - вы матереете в писательском деле.


Это ВасяПЗ

Замысел был в том, чтобы опубликовать повесть именно в годовщину старта экспедиции :-)


Это dieselllll

Первую часть осилил, ща остальные прочту. Куда как интереснее, нежели в журнале. Молоток. Василий!


Это ВасяПЗ

Спасибо!
В журнале своя специфика. Он ориентирован на широкий круг читателя, поэтому многие технические подробности опускают, а общепознавательные добавляют. Кроме того, текст проходит редактуру сначала в разделе, куда публикуется, потом еще главный редактор. Обычно после этого ничего не остается от авторского слога, потому что авторская стилистика не соответствует общему формату журнала, более литературному.
Ну и ограничение по объему и количеству иллюстраций, разумеется.

Но в любом случае публиковаться в бумажной прессе важно. В интернете кто угодно может написать всё что захочет, а материал в настоящей прессе - как знак качества, типа признания чтоли :-) Ну и детям останется как реликвия ;-)


Это killerv

прозаический вопрос про резину.
Что за "зимняя" резина, как на каких покрытиях едет, тормоза управляемость и т.п.
Всё прочёл, интересно, но написано, как будто сидел пассажиром в s-классе.
Где про езду :))))


Это ВасяПЗ

Так мы же подготовились хорошо, вот и ехали как в лимузине. Теплая одежда, обогрев рукояток и стекол, валенки на руки и накидки на ноги. Ехать было очень комфортно, особенно пока была зима ;-) И не забывай, это не абы какой Урал, это РЕТРА - люксовый вариант ;-)

Резину я ставил на зад и коляску Петрошину К-124, ёлочку. Хорошо едет по рыхлому нечищенному снегу и грунту, средне по асфальту и льду. Индекс скорости 100 кмч, быстрее ехать сложно, трясет из-за силовой неоднородности.
Вперед - обычную К-102. Она нормальная только по асфальту. На снегу замыливается, на льду скользит. Поменял её в Берлине на Л-328.
Л-328 более современная по рисунку, универсальная. Хорошо едет по асфальту, льду, грунту. Не очень хорошо по рыхлому снегу. Изначально Бордо поставил себе по кругу такие шины. В Берлине я взял у него с заднего колеса, поставил себе вперед, а ему назад внедрили елочку К-124 с запаски.


Это Зипыч

Однозначно это произведение! Прочел на одном дыхании! Виват уралистам радикалистам! =)


Это ВасяПЗ

Спасибо!


Это гриша

а почему же в этот раз не прилетала оппозитная фея с волшебной палочкой ?


Это ВасяПЗ

потому что во-первых холодно задницу морозить, а во-вторых, она же в Казани живет.


Это MVN53

Эмоции от прочтения самые положительные. Спасибо!


Это _Илья_

Класс! Спасибо за публикацию такой восхитительной истории!


Это appolon1388

Огонь! Походу когда я ехал в -42, то мне было гораздо легче.Ибо ехать при даже нулевой температуре и в дождь это просто апокалипсис.Меня такая погода уже раз морально сломала, правда тогда было -3 и дождь, для полного счастья в тот момент отказал подогрев ручек...


Это ВасяПЗ

Да уж. Подогрев отказывает, как ни странно, когда из мороза выбираешься в плюс. Вот тогда соленый снег оттаивает и начинает жрать контакты. Под зиму надо всю электрику прятать. Осталось придумать куда :-)


Это appolon1388

Не, у меня блок косячный.http://oppozit.ru/post_87620.html Причем ручки мне ставил человек, который категорически против моих зимних покатух. Наверно он специально такие выбирал, чтоб зимой не ездил.


Это Seaman7

Вот это поездка... На фоне всех подробностей статья в мото выглядит блекло. Спасибо!


Это ВасяПЗ

С другой стороны, если бы в журнале напечатали полную версию, то кто бы читал повесть тут, в интернетах? А картинки кто бы смотрел? :-)


Это BESToloch

Спасибо, Василий. Четырехкратное мерси!!!!


Это ВасяПЗ

Мужики, спасибо! Очень приятно!


Это Тёмыч36

Это просто невероятно офигенски! Мужики, вы МУЖИКИ! :)))


Это ВасяПЗ

Ой, ну что ты право ;-) Спасибо!