Вторая Европейская «УРАЛ» встреча | OPPOZIT.RU | мотоциклы Урал, Днепр, BMW | ремонт мотоциклов

Вторая Европейская «УРАЛ» встреча

Возможно, для кого-то станет откровением, что в Европе российские мотоциклы "Урал" заслуженно пользуются спросом и уважением. С 11 по 13 сентября 2009 г. европейский дистрибьютор Ирбитского мотоциклетного завода во второй раз провел ежегодную встречу любителей "Уралов", которая прошла в замке Пиберштайн недалеко от города Линц в Австрии. Участие в слете приняли несколько сотен ураловодов из 18 стран.

Естественно, наша смешанная оппозитная команда в составе пятерых москвичей, четырех петербуржцев и одного русскоязычного жителя города Хельсинки принимает единственно возможное решение - ехать. Столицу нашей Родины представляют Федор "Штирлиц" ("Урал Соло"), Маша и Саша "Волкодав" ("Урал Волк"), Ира "Люциферчик" ("Хонда Бросс") и автор этих путевых заметок, Виталий "Бордо" (колясочник "Урал Тройка" по имени Зелибобер). От Санкт-Петербурга в мотопоходе принимают участие две семейные пары - Юля ("Хонда Слэшер") и Сергей "Громоззека" ("Урал Волк"), а также Юля и кардиохирург Лев "Мессер" на автомобиле медико-технического сопровождения. К сожалению, в последний момент Саша "Норсу" ("Урал Волк") из Хельсинки вынужден отказаться от участия в поездке по объективным причинам.

Чтобы всем нам собраться вместе, проехать неезжеными дорогами и посмотреть новые города и страны, маршрут проложен вокруг Балтийского моря: Москва, Санкт-Петербург, Финляндия, Швеция, Дания, Германия, Чехия, Австрия, Словакия, Польша, Беларусь. Итого: девять стран, шесть тысяч километров и две недели в пути.

Сенеж

В пятницу 4 сентября 2009 г. собираемся на даче у Иры на берегах озера Сенеж. Решено стартовать отсюда, чтобы не толкаться по утренним субботним пробкам на выезде из Москвы. Я приезжаю последним около 11 часов вечера, все уже собрались. Ира приготовила ужин, мы сидим в беседке рядом с костром, обсуждаем планы предстоящего похода и вспоминаем былое.

Заботливая сестра Норсу передала мне для любимого братца двадцать банок тушенки, которые заняли существенную часть коляски. Во время застолья кто-то предлагает вскрыть баночку, и буквально через несколько секунд от Норсу приходит СМСка "даже не думайте сожрать мою тушенку". Возникает ощущение его незримого присутствия.

После полуночи расходимся спать, нам со Штирлицем приходится делить одно ложе на двоих. Просыпаюсь под утро и вижу, что Федя накрыт одной только простынкой, явно очень замерз и принял позу мертвой креветки. Я нежно накрываю его пледиком, Федор немедленно распрямляется и начинает благодарно храпеть. Больше мне заснуть не удается.

Жидкий ад

Утром в субботу после плотного завтрака Маша усаживается ко мне в коляску, и вся наша команда дружно выезжает на Ленинградское шоссе. Первая половина пути пролетает бодро, весело и незаметно. Штирлиц показывает чудеса джигитовки: фотографирует нас во всех ракурсах прямо на ходу, держа мотоцикл одной рукой и почти не смотря на дорогу.

В Новгородской области начинается дождь, "Хонда" Люциферчика глохнет на холостых, приходится часто останавливаться у обочины и ждать, когда она опять соизволит заработать. Поскольку начало дождя совпало с заправкой на сомнительной АЗС, мы сначала грешим на плохой бензин. На следующей остановке Волкодав снимает с "Хонды" бак, сливает бензин и промывает карбюраторы. Пока мы стоим под навесом, дождь прекращается, и немедленно начинается с новой силой, как только мы выезжаем. "Хонда" снова глохнет и становится очевидным, что ее просто заливает.

Чем ближе к Питеру, тем сильнее дождь, мы уже насквозь мокрые. Я снимаю с ног бахилы, поскольку на данном этапе они уже просто мешают воде выливаться из сапог. Промокло все, включая нижнее белье, но я не чувствую холода. У моей пассажирки Маши отламывается визор шлема, она закрывает лицо от дождя, держа стекло руками. На самом подъезде к питерскому КАДу "Хонда" совсем перестает ехать и Ира, отчаявшись, предлагает вызвать эвакуатор. Мы пытаемся вызвонить кого-нибудь из питерских, но безуспешно - незадолго до этого Громоззека предупредил меня о разряде батареи в своем телефоне, а номера Мессера ни у кого почему-то нет.

Тут на выручку приходит Волкодав - они с Ирой меняются мотоциклами. Разбиваемся на две пары: мы с Ирой едем вперед навстречу Громоззеке, а Штирлиц с Волкодавом пытаются дотянуть "Хонду". Зелибобера тоже сильно залило, он стреляет в глушители, пропадает тяга, по кольцевой еду на третьей передаче, переходя в гору на вторую. На поворотах в зеркалах видно, как страшно раскачивает Люциферчика на огромном "Волке" - все-таки "Урал" для нее слишком тяжел. Сворачиваем с набережной Невы на Проспект Большевиков, и тут наконец на встречной я вижу жизнерадостный красный джипик и слышу приветливое бибикание - это Громоззека приехал нас спасать.

Скоро появляются Штирлиц и Волкодав, дружно едем в Серегин огромный гараж, ныряем в глубочайшие лужи, не сбрасывая скорость - нам уже, в принципе, все равно. Приезжает Мессер, мы оставляем мотоциклы в гараже на ночь и на двух автомобилях едем домой к Громоззеке.

Наконец-то тепло и сухо! Распаковываем мокрые насквозь сумки, Волкодав извлекает из рюкзака разбухшие документы - в его паспорте сильнее всего расплылась финская виза. Юля закладывает наши вещи на сушку в стиральную машину, шлемы и куртки сохнут на теплом полу. Как хорошо, что Серега наконец закончил ремонт! Любуемся дизайнерскими находками в интерьере квартиры и собираемся на кухне на ужин.

Коскенкорва

В субботу мы долго отсыпаемся, завтракаем, едем в Серегин гараж сделать небольшое техобслуживание нашим мотоциклам и удалить набравшиеся всюду воду и песок. Иногда мерзкий моросящий дождь прекращается и сквозь плотные облака проглядывается солнце, даря нам надежду, чтобы через несколько минут отобрать ее вновь. Я вдруг замечаю, что на моем мотоцикле болт нижнего переднего крепления коляски выкрутился и едва не потерялся. Вот Маша обрадуется, когда узнает, что ее люлька чуть не отвинтилась!

После долгих сборов выезжаем из Петербурга в пять часов вечера - очень поздно, но Громоззека говорит: "Чего тут ехать то, до Хельсинки 400 километров, фигня полная". Еще никто не знает, что нас ждет провал во времени, и каким-то непонятным образом на эти четыреста километров у нас уйдет всего-то 12 часов. Впоследствии никто так и не сможет объяснить этот феномен, и в очередной раз мы убедимся, что время и пространство имеют нелинейный характер и вообще - понятия относительные. Но все это еще впереди, а сейчас дождь прекратился, и в приподнятом настроении мы покидаем Северную Столицу.

По инициативе Громоззеки мы заблаговременно решили переходить финскую границу не в Торфяновке, а в Брусничном, что на 50 км. севернее, потому что там не бывает очереди и дорога очень красивая. Действительно, дорога свободна и петляет вдоль живописного канала и озер, а на самой границе только две машины ожидают перехода. Мессер сильно переживает из-за тушенки, переложенной в его автомобиль, поскольку якобы ввоз в Финляндию мяса в любом виде запрещен. Однако российских пограничников гораздо больше интересует содержимое Докторской аптечки, которой вполне достаточно для небольшой операции на открытом сердце в полевых условиях.

После успешного перехода российской границы мы закупаем в магазине беспошлинной торговли девять литров замечательной финской водки "Коскенкорва", которые немедленно исчезают в автомобиле Мессера. С таким грузом алкоголя на борту Лева нервничает еще больше, ожидая досмотра финских пограничников. Тем не менее, и здесь таможня дает добро, а Мессер с облегчением вздыхает. Теперь нужно дождаться приезда Норсу - хотя он и не сможет поехать с нами в Австрию, но обещает встретить на границе, проводить до Хельсинки и поселить у себя на ночь.

Вскоре от Саши приходит сообщение "еще 50 км до границы". Однако между нами происходит какое-то недоразумение: я почему-то решаю, что Громоззека договорился с Норсу по телефону о том, что мы поедем навстречу, хотя на самом деле они не разговаривали. Я веду нашу колонну вглубь финской территории, где-то через час замыкающий Мессер сигналит к остановке - тормозим на АЗС. Оказывается, ему позвонил Норсу и сообщил, что доехал до границы, а нас там нет. Принимаем решение ждать Сашу, подсветив запаркованные мотоциклы фарами, чтобы с шоссе было видно. Мимо на огромной скорости проносятся гигантские финские автопоезда из тягача с двумя полноразмерными прицепами, огромными прожекторами разрывающие темноту на много километров вперед. Где-то через час вдалеке раздается знакомый гул оппозитного выхлопа. Радость встречи, объятия. Норсу требует немедленно выдать ему табак, специально закупленный для него в Питере, и закуривает трубку. Наконец-то мы все в сборе.

Мы несемся в сторону Хельсинки по пустым ночным автобанам, мелькают километровые столбики. В какой-то момент исчезает Штирлиц, я этого не замечаю, поскольку еду первым и не могу точно пересчитать количество фар в вибрирующих зеркалах. Через 15 километров меня догоняет Люциферчик и просит остановиться. Звоним Мессеру - у Феди пробито колесо, он чудом не упал. Мы с Волкодавом разворачиваемся и едем обратно, я отдаю Феде свою запаску. Как хорошо, что у меня колясочник!

К 5 часам утра мы наконец въезжаем в Хельсинки и размещаемся в новом жилище Норсу, это большая и светлая двухкомнатная квартира в новом доме с высоченными потолками. Норсу кормит нас запеченным мясом и всякой прочей вкуснятиной. Утренник проходит на славу, после ночного стресса нервное напряжение не спадает, поэтому совсем не хочется спать. "Коскенкорва" течет рекой, провозглашаются велеречивые тосты, а Доктор играет нам "Арию" на четырехструнной гитаре - оказывается, что этот ритуал у него строго связан с определенной степенью опьянения.

У кого есть воронка?

После непродолжительного утреннего сна я вместе с Норсу и частью нашей группы катаюсь по мотомагазинам Хельсинки в поисках моторного масла и нового шлема для Маши. Когда мы возвращаемся, Мессеру уже пора на паром - так получилось, что они с Юлей и автомобилем плывут в Стокгольм непосредственно из Хельсинки, а остальная часть команды с мотоциклами выходит из Турку, что в 170 километрах на запад от финской столицы. Саша провожает наших автомобилистов в порт, а когда возвращается - ему уже пора провожать нас, времени остается всего два часа. Учитывая особенности нашего ночного перегона я очень боюсь опоздать на паром, так как это приведет к полному провалу всего мероприятия, и сильно нервничаю.

Мы организованно несемся по залитым солнцем автострадам, пролетая многочисленные тоннели. Времени в обрез, но нужно заправиться. Пока мы бегаем вокруг мотоциклов и заливаем баки, Норсу неспешно заколачивает трубку: "Пока не выкурю - никуда не поедем". Делать нечего, мы терпеливо ждем. Наконец можно трогаться. Норсу впереди колонны выезжает с заправки и сразу же сворачивает на автобан по указателю на Хельсинки, то есть в обратную сторону! Все неистово сигналят, Саша долго разворачивается.

Случается невероятное, и мы подъезжаем к парому за двадцать минут до отбытия. Начинается погрузка, буквально за 10 минут паром набивается автомобилями и грузовиками, мы заезжаем последними и привязываем свои мотоциклы специальными стяжками к боковым поручням.

Паром огромен - 12 этажей над ватерлинией, но наши, самые дешевые каюты находятся ниже уровня воды. Первым делом мы поднимаемся на верхнюю, открытую палубу и смотрим, как в лучах заходящего солнца огромная махина парома отчаливает и разворачивается в небольшой бухте. Чем дальше в открытое море, тем сильнее ветер. Мы с Громоззекой и Штирлицем пробуем летать по палубе - если распахнуть куртку, как крылья, и подпрыгнуть, можно пролететь несколько шагов. Главное при этом не улететь в море.

Заходим внутрь и прогуливаемся по торговой палубе - кажется, что идешь по пешеходной улице с магазинами, витринами, продавцами. На другом этаже ресторанная палуба, мы ужинаем у огромного окна на фоне постепенно гаснущего закатного неба.

Вскоре девочки идут в сауну и бассейны, под которые отведена половина верхнего этажа, я тоже мечтаю погреться в парилке и спускаюсь в каюту за плавательными принадлежностями. Когда я поднимаюсь наверх оказывается, что билеты на последний сеанс уже проданы. Вспоминая сцены социального конфликта из кинофильма "Титаник", я стою на ветру у стеклянной стены, весь такой грязный и промерзший, и вижу, как наши девчонки весело плюхаются из одного бассейна в другой, запуская разнообразные гидромассажные устройства. Что же, мне пора спускаться в трюм к остальным неудачникам и "Коскенкорве". Громоззека пытается отказаться пить водку - у кого есть воронка?

Это Швеция, детка!

Ранним утром по радио звучит объявление на чистом русском языке: "Владельцы мотоциклов с российскими регистрационными номерами, немедленно спуститесь на автомобильную палубу". Хватаем вещи, бежим во все лопатки - мы проспали! Вся палуба уже пустая, остались только наши мотоциклы. Последним с парома съезжает Штирлиц, навстречу ему уже заезжают фуры, чтобы отплыть обратно в Турку.

Оставляем мотоциклы приблизительно в центре Стокгольма на неизвестной площади, в центре которой стоит неопознанный бронзовый трехколесный объект, мы сразу решаем, что это памятник мотоциклу с коляской. Завтракаем в кафе и идем гулять. Город очень красивый, особенно историческая часть - на небольших островах, соединенных множественными мостами, раскинулись дворцы и площади, в небо устремляются шпили башен и соборов. В витринах нескольких мебельных магазинов выставлены трехместные кровати - это Швеция, детка!

Через несколько часов звонит Мессер - они выгрузились с парома и едут в город, сверяем по картам место встречи и возвращаемся пешком к мотоциклам. Воссоединившись с нашими автомобилистами, мы обедаем и колонной выезжаем из города на шоссе в сторону Дании. Доктор ведет нас по навигатору.

Весь остаток дня мы едем сквозь малонаселенные хвойные леса по ровным, как стекло, шведским магистралям - по сравнению с ними хваленые германские автобаны покажутся нам разбитыми деревенскими дорожками. Проезжаем высоким берегом огромного озера Веттерн, другого его края не видно. Ближе к полуночи в районе города Хельсингборг располагаемся на ночлег в мотеле. Ровно в полночь последние сотрудники мотеля прощаются с нами, объясняя, куда нельзя заходить, запирают свое заведение снаружи и расходятся по домам. Мы остаемся в здании одни, что достаточно непривычно, и ожидаем появления вампиров. Однако нежить нас не беспокоит и, посмотрев немного телевизор, мы расходимся по номерам.

Дикие люди

На завтрак в нашем мотеле предлагают огромного размера вареные яйца, в каждом по два желтка. Мы предполагаем, что где-то рядом есть атомная электростанция или химический завод, виновный в этих мутациях. Когда после завтрака мы выходим на улицу, мимо нас три молодые мамаши провозят спаренные детские коляски, в каждой - по два близнеца. Уже не смешно.

Мессер замечает ужасную грыжу на левом заднем колесе своего автомобиля и уезжает на поиски шиномонтажной мастерской. Мы ждем его примерно четыре часа, коротая время на травке рядом с мотелем, уютно разместившись на огромных валунах, нагретых теплым солнышком. Штирлиц срезает несколько на вид съедобных грибов, растущих прямо на газоне.

Когда Лева с Юлей наконец возвращаются, мы выезжаем в сторону Копенгагена и вскоре попадаем в город Мальмё на берегу Балтийского моря. Здесь наш путь выходит на циклопический Эресуннский мост, который проходит высоко над проливом и соединяет Скандинавию с Данией. Целый лес ветряков вращается в открытом море, вырабатывая экологически безвредное электричество, далеко внизу по воде разбросаны спичечные коробки сухогрузов. Восьмикилометровый мост спускается на небольшой искусственный остров и переходит в четырехкилометровый туннель, который выходит на поверхность уже в пригороде Копенгагена.

В столице Дании самое большое впечатление производят тысячи велосипедистов и велосипедисток на улицах города, а также самые немыслимые конструкции самих велосипедов - два передних колеса при одном управляемом заднем, карданный привод, безумные рамы, немыслимые тормозные системы. Датчанки в основном очень симпатичны, стройны и ухожены, в общем - сильно отличаются в лучшую сторону от большинства западноевропейских девушек и женщин. Мы долго бредем по длиннющей улице в поисках центра города, натыкаемся на витрину мотомагазина, в которой выставлен "К-750". Штирлиц фотографирует все проезжающие мимо мотоциклы - в его коллекции уже несколько десятков таких снимков. Дойдя до вокзала, решаем прокатиться на колесе обозрения, дабы увидеть, куда нам двигаться дальше. Оказывается, что на один билет положено пять или шесть оборотов колеса, зато мы успеваем как следует осмотреть окрестности и понять, что до исторического центра мы не дошли буквально один квартал.

Мы бродим по пешеходным улочкам старого города, все рассматриваем и фотографируем. Все-таки мы очень устаем и решаем возвращаться на метро. Видя наше замешательство, сердобольная афродатчанка помогает нам разобраться с автоматом продажи билетов, и мы спускаемся на платформу. К нашему огромному удивлению, поезда здесь оказываются полностью автоматизированными, то есть ездят сами, без машиниста, а в первом и последнем вагонах установлены лобовые стекла, через которые можно рассматривать освещенный туннель.

Ближе к вечеру мы покидаем Копенгаген, переезжаем через второй гигантский мост над морем и потом еще третий, покороче. Нам повезло, что эти мосты мы проезжаем на закате - над нами горит огромное красное небо, далеко внизу бурлит потемневшее море, а между этими двумя стихиями, в объятиях ветра, несемся мы на наших железных конях, и больше нет ничего. Трудно себе представить более яркое воплощение сути мотоциклизма, да простит меня уважаемый Читатель за излишний пафос.

Мы уже почти на сутки отстаем от графика и решаем подобраться сегодня как можно ближе к немецкой границе, но в то же время не ложиться спать слишком поздно. В 11 часов вечера начинаем искать мотель. Кто же мог подумать, что на одной из основных трасс Дании, соединяющей столицу страны с Германией и Скандинавией, все гостиницы, мотели и кемпинги закрываются в 22 часа. С помощью навигатора и карты мы объезжаем несколько окрестных населенных пунктов в поисках ночлега, но тщетно. Дикие люди!

Около двух часов ночи мы окончательно отчаиваемся, и Мессер выводит колонну на ближайшее поле, некоторые сразу же принимаются ставить палатки. Мы же втроем с супругами Громоззеками сразу же чувствуем себя крайне дискомфортно - поле засеяно, вокруг чернеют силуэты пейзанских домов, предвещая завтрашние разборки с полицией, а только что начавшийся дождик обещает веселое утреннее кувыркание по размокшей пашне. Несмотря на чудовищную усталость, холод и дождь мы с Серегой и Юлей бросаем лагерь и уезжаем искать другое место. У Громоззеки не горит задний габарит, у Юли отключились вообще все световые приборы. Я еду сзади, чтобы нас было видно догоняющим, Сергей впереди, освещая дорогу фарой, а Юля, как тень, пристроилась между нами.

Мы возвращаемся на шоссе и через несколько километров сворачиваем на площадку для отдыха. Еда и вода остались в основном лагере, мы ставим палатки и выпиваем немного "Коскенкорвы" из бутылочной крышечки, чтобы хоть как-то снять усталость и напряжение прошедшего дня. Только тут я понимаю, что палатку и коврик я взял, а спальник забыл в автомобиле Доктора. Не ехать же обратно, сил уже нет, а лезть под одеяло к супругам Громоззекам как-то неудобно. Ложусь спать на коврик в куртке и свитере.

Ночью я просыпаюсь от громкого стука собственных зубов: замерз ужасно. Надо как-то спасаться, именно так ведь и замерзают насмерть. Я бреду в туалет в надежде найти там хотя бы горячую воду и согреть руки. К сожалению, вода в кране только холодная, но есть сушилка для рук! Со сна мне в голову приходит идиотская мысль взять полиэтиленовый пакет и натаскать им в палатку горячий воздух из сушилки. Стоп, отставить глупости! Тряхнув головой, я все-таки заставляю мозг начать работать. Дождевик! У меня же есть дождевик и шлем! Надев их, я наконец согреваюсь и снова засыпаю.

Abnormal People

Утром меня будит звонок Доктора - они уже проснулись и собираются выезжать. Сообщаю им наше местонахождение и выхожу из палатки. Ясное, солнечное утро, беззаботно щебечут пташки. Остановившееся на завтрак семейство датчан чуть не давится бутербродами, когда из кустов неожиданно вылезает инопланетянин в дождевике и шлеме. Вскоре подъезжают остальные участники похода, и мы трогаемся в сторону Германии. Оказывается, вчера мы не доехали до границы буквально несколько километров.

Юля предлагает свернуть с автобана на параллельную дорогу местного значения, дабы лучше осмотреть местность. Очень быстро становится очевидным, что по таким дорогам с постоянными населенными пунктами и светофорами ехать нам еще дней пять, поэтому мы сворачиваем обратно в сторону автобана. Съезжая с кругового движения, я свешиваюсь с мотоцикла во избежание подъема коляски, одновременно приветствуя левой рукой встречного мотоциклиста на быстром пластиковом байке. В зеркале вижу, что встречный чуть не упал, видимо от удивления. Через несколько секунд он нас догоняет и предлагает остановиться на обочине. Это мой тезка Виталий, давно живет и работает в Германии. Он искренне удивлен встрече с соотечественниками на "Уралах" в немецкой глубинке, а когда узнает о нашем маршруте, удивляется еще больше. Для закрепления эффекта мы рассказываем Виталию о ночевке в палатках на датской пашне и показываем добытые с полей грибы и початок кукурузы - дескать, так и питаемся.

Нас греет теплое осеннее солнце, километры пролетают незаметно, мелькают указатели на великие немецкие города - Ганновер, Гамбург, Лейпциг, Бремен. Въезжаем в Берлин на закате, паркуем мотоциклы где-то в центре и бежим искать архитектурные достопримечательности, чтобы сфотографироваться на их фоне при дневном свете. Для большего колорита Сергей облачается в танковый шлем, а я надеваю панаму "афганку". Быстро темнеет, мы пробегаем несколько километров по широкому бульвару, проходим под Бранденбургскими воротами и подходим к Рейхстагу. Величественное сооружение!

Тем временем, уже пора подумать о ночлеге. Какой-то прохожий рекомендует Мессеру дешевый хостел, и мы едем по указанному адресу в район Восточного вокзала. Ночлежка занимает целый квартал и называется "Остел Пионерлагер". В названии "Остел", видимо, заложена игра слов "хостел" и "Ост Берлин", то есть Восточный Берлин. Интерьер общежития оформлен в стиле ГДР с портретами Хонеккера, древними телевизорами и радиолами. Нам предлагают десятиместное помещение, в котором занята одна койка. Мысленно пожалев несчастного соседа, мы радостно соглашаемся.

Наши апартаменты состоят из двух комнат и двух санузлов, все чисто и аккуратно, двухэтажные металлические кровати забавны, балкон выходит во двор. Пока мы перетаскиваем вещи в подъезд, выходит соседка - молодая девушка - и очень строго просит не шуметь, так как "normal people" в начале десятого вечера уже собираются спать. Бедная! Она еще не знает, какая ночь ее ждет впереди.

Попытки найти приличный ресторан в окрестностях нашей ночлежки не увенчиваются успехом, в единственной близлежащей итальянской пиццерии уже закрылась кухня, а привокзальные павильоны с кебабом и продавцами азиатских национальностей забиты сомнительным сбродом. Громоззеки и Волкодавы уезжают на такси в центр города в надежде найти там ужин, а мы отказываемся от пищи и садимся пить пиво в пиццерии.

После окончательного закрытия ресторана перемещаемся домой, и через некоторое время появляются наши сожители на сегодняшнюю ночь. Оказывается, на единственной занятой койке живет парочка англичан, парень Джек и девушка Сабина, совсем молодые. Британцы с энтузиазмом вливаются в наш коллектив, мы угощаем их "Коскенкорвой", они предлагают нам белого хлеба. Вечеринка плавно переходит на балкон, языковой барьер окончательно пропадает. Федор свободно объясняет Сабине преимущества оппозитной схемы расположения цилиндров в двигателе внутреннего сгорания, а мы с Джеком делимся взглядами на институт государства и идеологию анархизма, при этом все друг друга прекрасно понимают. Два раза к нам поднимаются охранники с просьбой не шуметь, но после часа ночи они перестают нас беспокоить - толи рабочий день у них кончился, толи им становится страшно. Около четырех часов утра мы наконец расползаемся по нашим двухэтажным кроватям.

Маньяки на острие атаки

Ну вот, мы в очередной раз проспали ранний подъем. Завтракаем в Макдоналдсе на вокзале, собираемся и фотографируемся на прощание с нашими англичанами. Сегодня пятница - уже неделю мы вместе, в дороге. К концу дня мы должны быть на месте слета, а впереди еще три страны - Германия, Чехия и Австрия.

Сразу после въезда в Чехию над шоссе висит огромный знак "только с налепкой" - в том смысле, что автомагистрали здесь платные и на стекло нужно налепить соответствующий стикер. Проезжаем десяток километров, но так и не видим ни одной заправки или населенного пункта, где можно было бы купить "налепку", к тому же скоро кончится бензин. Мессер сворачивает с трассы и ведет нас в близлежащий городок по навигатору. Петляя сквозь живописные чешские деревеньки, дорога заметно поднимаемся в горы, сразу же становится холодно. Наконец мы находим АЗС - оказывается, "налепки" нужны только автомобилям, мотоциклы ездят по Чехии бесплатно.

Плутаем по городу в поисках автобана, которого нигде нет, в итоге едем местной дорогой вдоль реки, вокруг горы, замки, очень красиво. Начинается нескончаемая пробка, мотоциклы-одиночки уезжают вперед. Через некоторое время мне тоже надоедает стоять в пробке и я даю чехам уроки езды "по-московски", объезжая пробку по встречной или по обочине. Думаю, им даже в голову не приходило, что так можно. Наконец догоняю своих - стоят на обочине рядом с полем подсолнухов. Люциферочка уходит в кусты и возвращается с солнечным цветком в руках. "Семками запаслись", можно ехать дальше, вот и Доктор наконец подъезжает. Горизонт постепенно начинает окрашиваться в розовые тона, а нам до Праги еще 100 километров.

По левому ряду автобана нас неспешно опережает новенький, сверкающий пластиковыми боками спортивный "Дукатти", его пилот затянут в белоснежный кожаный комбинезон с фирменными надписями и логотипами. Вдруг позади меня раздается оглушительный треск прямотоков, и завешанный рюкзаками, грязный и забрызганный маслом Штирлиц с хлопающим на ветру черным флагом обгоняет спортбайк, фотографируя его на ходу левой рукой и удерживая свой "Урал" одной правой. Спортсмен шарахается в сторону и быстро исчезает вдали, а мы все чуть не умираем со смеху.
не уйдешь!

К сожалению, большинством голосов принимается решение не въезжать в Прагу, чтобы не стоять в пробках - едем по объездной, но и там все забито. На крутом подъеме мотоцикл Штирлица неожиданно глохнет и отказывается заводиться. Встаем на обочине, помогаем Феде дотолкать коня на вершину горы. Я шучу, что нужно звонить Павлу Кучере из Брно, который в 2007 году эвакуировал сдохший "Вояж" Волкодава - вот ему будет радости, что мы опять сломались в его стране. Мы с девчонками валяемся на газоне, Федя с Серегой разбирают мотоцикл, темнеет, включаются фонари. После бесполезной разборки генератора, с которым все в порядке, становится очевидным, что это просто окончательно развалился старый аккумулятор и разорвал электрическую цепь. Мы едем на ближайшую заправку, покупаем автомобильную батарею и провода для прикуривания, Волкодав уносит наши покупки обратно к месту ремонта. Вместе с девочками устраиваемся за столиком в кафе, Юля немедленно приносит из магазина несколько игрушечных мотоциклов и ставит их на стол, Ира и Маша любуются моделями. Честно говоря, меня уже подташнивает от мотоциклов вообще, а тут еще эти игрушки. Они все маньяки.

Подъезжает Федор - он сеткой примотал автомобильный аккумулятор к пассажирскому месту и соединил проводами с проводкой мотоцикла. Ура, можно двигаться дальше! Уже совсем темно, а впереди еще 250 километров.

Незаметно въезжаем в Австрию, я как обычно веду колонну. Становится очень холодно, иногда накрапывает дождь, облачаемся в дождевики для тепла и сухости. Не доезжая Линца Доктор сообщает, что, если верить навигатору, можно срезать большое расстояние и добраться до Пиберштайна местными дорогами. Уже за полночь, мы несемся проселками через вымершие деревеньки в полной темноте, как в чернилах, от усталости я теряю ориентацию в пространстве и уже не понимаю, едем ли мы прямо, вверх или вниз. Наконец в начале третьего в полной тишине мы въезжаем в палаточный лагерь - добропорядочные европейские байкеры уже видят седьмой сон, никто не выходит нас встречать. Ставим свои палатки, вешаем флаг, зачехляем мотоциклы. Вдруг появляется заспанный русскоговорящий человек и угощает нас хлебом - как мы узнаем на следующий день, это Боря "42%" из Лондона, он приехал на слет на 250-кубовом скутере. Выпиваем за победу и принимаем решение не ехать в 9 утра на ралли - кажется, сегодня мы его уже выиграли.

Пиберштайн взят!

Когда мы просыпаемся, основная масса европейских ураловодов уже уехала на ралли. Мы бежим в столовую на завтрак. Замок производит сильное впечатление: низкая романская постройка XI века, примитивная каменная кладка, огромные контрфорсы - настоящая суровая рыцарская крепость, построенная в сугубо оборонительных целях, без всякой роскоши и излишеств. При этом очевидно, что строение полностью жилое: по древним стенам протянута электропроводка, крыши крыты современной черепицей, местами врезаны новые окна.

Для опоздавших или просто не поехавших на ралли организована утешительная поездка на местный пивзавод. Когда мы выходим из замка после завтрака, колонна колысячей уже построена. Мы с Громоззекой и Волкодавом решаем ехать, но, пока я в палатке натягиваю кожаные штаны, рев моторов разрывает лесную тишину и быстро стихает вдали. Я с облегчением вздыхаю - на самом деле вчера я очень устал, и отмахать лишние сто километров сегодня совсем нет желания. Зато Юля как ни в чем не бывало садится на свой "Слэшер" и уезжает "просто покататься" по окрестностям - нет, точно маньяки! Иду в замок за пивом.

Немного удается пообщаться с другой группой москвичей - двое ребят приехали сюда на "Гирапе", с ними девчонка на маленьком и немолодом японском эндурике. Они проехали через многие европейские страны, на момент приезда в Пиберштайн намотали около 5.000 км. У ребят нет навигатора - место слета они искали по бумажной карте и нашли только к шести утра, когда шел сильный дождь. Опять маньяки! К сожалению, после бессонной ночи и тяжелейшей дороги они явно находятся в состоянии измененного сознания, и толком поговорить не получается.

После завтрака мы попадаем в крепкие лапы Бориса 42%, который щедро угощает водкой всех проходящих мимо иностранцев и рассказывает про загадочную русскую душу. Мы вовремя успеваем вырваться, а Борис становится жертвой своей душевной широты и исчезает до вечера. Однако Доктора тоже сильно зацепило: к началу официальной церемонии Мессер крепко засыпает в своем автомобиле.

Мы бродим под стенами замка и рассматриваем чужие мотоциклы: каких чудес здесь только нет, а организаторы слета привезли колясыч "Красный Октябрь" из специальной серии и даже абсолютно новую модель "Волка" с коляской. Раздаем сувениры: главному европейскому дистрибьютору ИМЗ и организатору слета Хари Швайгхоферу дарю танковый шлем, его бессменной напарнице Биргит Красснитцер достаются кожаные краги. Это же тот самый Павел Кучера из Чехии - вот тебе панама "афганка". Так, а это кто? Вот ты какой, Видар Гуллеруд, норвежский дилер завода, это с тобой я переписывался перед прошлогодней поездкой в Лапландию. Тебе красную звезду с серпом и молотом. Кажется, все счастливы, и в благодарность Хари дарит нам пачку талонов на пиво.

Уже совсем темно, начинается официальная церемония. На сцену поднимаются Биргит, Марина из Ирбита и Хари в своем новом танковом шлеме, которого австрийцы приветствуют криками "панцергенерал"! Сначала награждаются победители ралли, потом на сцену вызывают нас и вручают приз за дальнобой - патронный ящик на коляску, доверху набитый мясными продуктами в вакуумной упаковке. Мне в нос суют микрофон, я пытаюсь сказать речь, получается плохо - а виноват во всем Боря 42%.

После окончания церемонии народ перебирается в столовую замка, небольшой оркестр играет народные и прочие популярные мелодии, пиво течет рекой. За наш стол подсаживается Антуан из большой французской делегации, он очень рад, что мы с Люциферчиком говорим на его родном языке. Антуан работает на почте и недавно купил свой первый "Урал", а кроме того у него семь "Мотогуцци". Подходят еще несколько крупных и веселых французов, я угощаю их победными сигарами - по старой традиции у меня припасено по одной на каждого участника похода, но девчонки и Волкодав отказываются их курить, приходится раздать лишние. Антуан тащит меня знакомиться в свою компанию, но я уже пьян и, признаться, с непривычки очень устал говорить по-французски, поэтому моему новому другу приходиться извиняться и объяснять своим товарищам, что еще совсем недавно я весьма сносно изъяснялся.

Начинаются танцы, под всеобщие аплодисменты мы с Волкодавом изображаем присядку, потом вместе с Громоззекой идем учить музыкантов исполнять "Черного Ворона" и "По полю танки грохотали". К сожалению, им никак не удается уловить мелодию, и мы с Сергеем исполняем песни а капелла.

Штатных задних дуг

В воскресенье утром, как только я открываю глаза в своей палатке, сразу же становится очевидным, что много мы сегодня не проедем.

Доктор с Докторессой уже готовы стартовать обратно в Стокгольм - там их ждут друзья. Мессер долго и безуспешно пытается убедить всех забрать вещи из его автомобиля. Через некоторое время потерявший терпение хирург выгружает чужие сумки на газон, прощается и уезжает. Мы остаемся без грузовика и навигатора.

После позднего завтрака, когда почти все участники слета уже разъехались, мы наконец начинаем привязывать наши баулы на мотоциклы. Волкодав жалуется, что на "Волке" нет штатных задних дуг. Все сразу же соглашаются с тем, что это словосочетание, если повторять его быстро и часто, очень похоже на звук уральского мотора: "штатныхзаднихдуг, штатныхзаднихдуг, штатныхзаднихдуг". Так сказать, наш ответ знаменитому харлеевскому "патата, патата".

Наконец багаж упакован, и мы собираемся под стенами замка для групповой фотографии. Хари грузит свой "Гирап" на прицеп и выезжает с поляны, мы дружно следуем за ним. Очень красивыми горными дорогами, петляя между деревень, мы спускаемся в долину города Линца. В одной деревеньке прямо на наших глазах с лужайки у дороги взлетает и уносится вдаль небольшой вертолет. В другом городке на площади играет духовой оркестр в красных мундирах.

Попадаем в Линц, Хари проводит нашу колонну к самому центру города. Мы въезжаем на живописнейшую пешеходную площадь рядом с городской ратушей и паркуемся у фонтана с чумной колонной. Хари исчезает в ближайшем кафе. Через минуту подъезжает полицейская машина, стражи порядка внимательно осматривают наши транспортные средства, но хотя стоянка здесь запрещена, полицаи молча уезжают. Тем временем Хари возвращается, за ним следует официант, который ставит поднос с десятью чашечками кофе на "капот" моей коляски. Пьем кофе, не отходя от мотоциклов, и наслаждаемся видами Линца.

После кофепития мы заезжаем к Хари в офис - огромное помещение на окраине Линца - и осматриваем выставленные на продажу новенькие "Уралы". Бросается в глаза итальянский мотоцикл, Хари с глубоким вздохом объясняет: "К сожалению, моя дочь не разделяет моего увлечения. Она ездит на "Дукатти" ".

Потрясает воображение огромный склад запчастей. Что удивительно, через Австрию идет не только реализация новых мотоциклов, но и закупка импортных комплектующих. Итальянские вилки и тормоза, японские генераторы и карбюраторы в своих коробках ждут отправки в Ирбит, чтобы стать частью мотоцикла "Урал". Хари разрешает мне сделать круг по двору на новеньком "Ретро Соло" - моей давней мечте.

Напоследок я спрашиваю у Хари, не нужен ли ему Федин абсолютно новый автомобильный аккумулятор в обмен на мотоциклетный. Хари опять грустно вздыхает и соглашается на обмен - видимо, он понимает, что в противном случае мы останемся у него надолго. Радостные, мы благодарим Хари за всё, прощаемся и выезжаем из Линца в сторону Вены.

Австрийские километры оказываются самыми короткими в этой поездке, и две сотни пролетают как двадцать. Однако впечатление обманчиво, и мы подъезжаем к дому моих родителей уже в полной темноте - я предупредил их о нашествии нашей орды по телефону еще с утра. Папа с Мамой гостеприимно угощают нас супом и запеченной бараниной, расспрашивают о путешествии. После ужина все по очереди принимают водные процедуры - давненько мы не имели возможности нормально помыться. Мы распределяемся по комнатам, кому не хватило спальных мест - раскладывают коврики и спальники на полу. В квартире гаснет свет, в темноте большой комнаты мы с Люциферочкой и Громоззекой тайком от родителей наливаем себе по пять капель "Коскенкорвы", разговариваем шепотом и пытаемся не шуметь. В родительском доме я снова чувствую себя ребенком, и это почему-то очень приятно.

Поехали, покатаемся?

Утром я провожу обзорную экскурсию по городу - мы обходим центр пешком, заходим в собор Святого Стефана, гуляем по улицам Грабен и Кольмаркт, подбираемся к Хофсбургу и навещаем отца на его работе - офис расположен в здании королевских конюшен, через дорогу от императорского дворца.

Возвращаемся домой, Мама кормит всех нас вкусным и сытным обедом, после которого мы решаем прогуляться до магазина "Луис", что в 15 минутах ходьбы от родительского дома. Проводим в магазине часа полтора, потом еще два раза возвращаемся - то моторное масло забыли купить, то смазку для цепи. В итоге мы выезжаем из Вены только в пять часов вечера.

Быстро и без проблем пересекаем границу со Словакией, проезжаем Братиславу и приближаемся к польской границе. Уже темнеет, опять начинается дождь, а впереди горы, и по автомобильной поездке в эти края прошлой зимой я помню, что как раз в горах идет очень серьезная реконструкция - строят автобан, объезды идут ужасно разбитыми дорогами по каким-то деревням и серпантинам. В общем, ехать там ночью опасно и бессмысленно, и хотя еще не очень поздно, мы съезжаем на ночлег в город Жилина. Слева виден большой холм, весь утыканный желтыми и красными огоньками. В недоумении я размышляю о том, чтобы это могло быть. Тут мы въезжаем в город, и загадка сразу разрешается: справа большое кладбище, и на каждой могиле стоит свеча в красном или желтом стаканчике. Зрелище жутковатое, мы останавливаемся, слезаем с мотоциклов и подходим к забору посмотреть. Когда мы возвращаемся, на нас ругается Маша: я же еду первым, и когда она смогла выбраться из коляски и обернуться, то увидела только пустые мотоциклы и кладбище.

Мы ночуем в замечательной трехзвездочной гостинице, к сожалению, ресторан уже закрыт. Берем в баре несколько бутылок пива и собираемся в номере у Громоззеков. Все ужасно весело и смешно, но вскоре мы расходимся по комнатам.

Краковcкий котел

Сегодня понедельник, и Юле обязательно нужно выйти в интернет и поработать. Решено, что в Кракове мы разобьемся на две группы: питерцы останутся в городе, а москвичи поедут дальше на северо-восток с целью к вечеру добраться до белорусской границы. Мы прощаемся на кольцевой дороге Кракова.

Как всегда, в районе этого ужасного города разбитые дороги, пробки, непонятные указатели и безумные развязки. В заторе на кольцевой Федин мотоцикл начинает греться, проскальзывает сцепление. Штирлиц поливает раскаленные цилиндры водой из бутылки и, окруженный клубами пара, страшно ругается. Наконец Федору это надоедает и он показывает, что поедет вперед между рядами машин и будет ждать там, где кончится пробка. Через некоторое время мы выезжаем на свободную дорогу, но Штирлица нигде нет. Я теряю людей, нас осталось всего четверо! Мы разворачиваемся, немного возвращаемся и съезжаем с кольцевой дороги на Варшавскую трассу.

Вот уже и знак "конец города Кракова", мы останавливаемся в низинке. Я считаю, что если бы Федя выехал по этому шоссе, то обязательно ждал бы нас у знака, поэтому я предлагаю возвращаться и искать его дальше. Мы же не можем бросить его в этом городе без денег, телефона и знания иностранных языков. С другой стороны, здесь у него есть по крайней мере два знакомых оппозитчика: Сергей и Юля.

Мы все-таки решаем проехать еще немного дальше, и сразу за холмом находим нашего Разведчика, загорающего на газоне на фоне бескрайних кукурузных полей. Кто бы мог подумать, что он будет нас ждать именно в этом месте. Слава Богу, теперь вся моя оставшаяся команда в сборе, и мы продолжаем путь.

Местные дороги ужасны, полны поворотов, светофоров, населенных пунктов и грузовиков, и мы продвигаемся очень медленно. В каждом городе несколько человек обязательно показывают на Зелибобера пальцем, открывают рты и фотографируют нас. К вечеру мы подъезжаем к городу Радому, уже совсем темно, и мы решаем остановиться здесь на ночевку. Когда я договариваюсь с администратором симпатичного отеля об аренде комнат, подходит какой-то поляк и спрашивает меня на неплохом русском языке, за сколько можно купить подержанный "Урал" в России. Я отвечаю, что не знаю точно - зависит от места, возраста, состояния, модели, но цены начинаются от нескольких сотен долларов. Поляк говорит, что хочет ввозить старые "Уралы" в Польшу, оставляет мне визитку и просит записать мой номер на его счет. Я несколько напрягаюсь, но поляку явно больше ничего не надо, он желает нам спокойной ночи и уходит. Спасибо тебе, брат. Ужинаем в ресторане при гостинице, потом переходим ко мне в номер и выпиваем немного "Коскенкорвы". Похоже, без этого славного напитка не обойдется ни один вечер.

Натиск на Восток

Рано утром завтракаем и собираемся в дорогу. Федор выясняет, что вчера его замечательный новый мотоциклетный аккумулятор освободился от уз хомута, стал болтаться в своем посадочном месте и прижиматься к моему большому 19-дюймовому запасному колесу, в результате чего две банки протерлись и вытекли. Федя закрепляет батарею, заодно выясняя, что ее работоспособность сохранилась. Мы покидаем гостеприимный отель.

Сегодня нам сопутствует удача - погода прекрасна, даже жарко, машин мало, дороги неплохие. Это не относится к самому городу Радому, где асфальт, кажется, клали голыми руками. Такое ощущение, что огромный великан вылепил улицы этого города своим большим пальцем. Объезжаем город Люблин, срезая маршрут деревенскими дорожками. Штирлиц продолжает аэрофотосъемку, объектив его фотоаппарата залеплен мухами - ведь он фактически смотрит на дорогу через видоискатель.

Около семи часов вечера мы подъезжаем к пограничному переходу Домачево. Вот и то самое круговое движение, на котором, возвращаясь в 2007 году из Чехии, мы под руководством Норсу сделали два полных круга, не решаясь выбрать съезд. Хотя теперь здесь стоит большой указатель на Домачево, я по традиции захожу на второй круг, и все следуют за мной, пугая водителей легковушек. Быстро оформляем документы и попадаем в Белоруссию, еще сорок километров на север - и мы в Бресте. Сегодня мы планируем заночевать в Минске.

Я опять веду нашу колонну по ночным магистралям, дороги здесь действительно прекрасны, но я уже очень устал. В полночь, перед самым въездом в город, Штирлиц становится впереди - в его телефоне есть навигация с картой Минска! Какой же контраст между шоссе и городскими улицами - в самом Минске ужасный раздолбанный асфальт, повсюду дорожный ремонт, знаки "движение запрещено". Покружив с полчаса вокруг нужного нам квартала, мы плюем на все и заезжаем по встречной на "кирпич", нас ждет Федина знакомая Лера с подругой Катей. Ставим мотоциклы на охраняемую стоянку и поднимаемся к гостеприимной хозяйке и ее маме. Нас кормят вкусным ужином, выходим в интернет и сразу же сообщаем друзьям о нашем местонахождении. И, конечно же, "Коскенкорва"!

Две палки дождя, или контрольный выстрел в голову

Когда я просыпаюсь, Штирлиц на кухне уже готовит яичницу. В нашей комнате у стены стоят две странные палки, черная и белая. Я беру в руки белую - она оказывается полой, внутри что-то пересыпается с тихим шуршанием. Лера объясняет, что это африканская шаманская палка дождя. Ой, зря я за нее схватился! Мы завтракаем и выходим на улицу за мотоциклами. Пока мы привязываем вещи рядом с подъездом, вокруг нас ходят женщины в белых халатах и масках с подозрительными приборами в руках - Федя шутит, что нас сейчас будут проверять.

На небе появляется черная туча, сразу же одеваем дождевики и прощаемся с Лерой. Как только мы выезжаем из города, начинается дождь, черные тучи висят строго над шоссе, на севере и на юге горизонт светлый. Эх, не надо было трясти палку... Штирлиц шутит, что пока это только "белый дождь" от моей палки, а ведь Волкодав вечером тряс черную...

"Хонду" опять заливает, заматываем изолентой высоковольтные провода и свечные колпачки - кажется, помогает. Километры летят быстро, хотя очень холодно и мокро. Как и два года назад, бензин кончается напротив той же самой заправки, отгороженной отбойником - доливаем из моей канистры, разворачиваемся через мост и возвращаемся на АЗС с другой стороны шоссе. Как все же хорошо путешествовать на колясочнике!

Наконец мы в России! Сразу же встречаются последствия безумных и страшных аварий. Вот на дороге лежит мертвая корова. Через десяток километров на гребне холма, высоко над дорогой, на дерево намотана легковушка - спасатели режут ее специструментом, чтобы извлечь пострадавших.

Обедаем в кафе при какой-то гостинице, сидя рядом с шоссе на пластиковых стульях. Здесь же небольшой фонтан с красными рыбами, от воды идет пар - хочется плюхнуться туда к рыбкам и погреться.

Темнеет, начинается "черный дождь". Всех уже залило, ничего не видно, от грузовиков летят столбы воды. Из-за нулевой видимости идти на обгоны становится очень опасно, пристраиваюсь в хвост какой-то фуре, на спидометре 60 км/ч. Наконец мы в Московской области. В Голицыно нас встречает Миша "Моторголова" на микроавтобусе. Волкодав, Маша и Люциферчик прощаются с нами и сворачивают на бетонку, причем Ира забирает у меня последний литр "Коскенкорвы". Мы с Федей расстаемся уже в Москве на Кутузовском.

В два часа ночи, промокший и промерзший до костей, стреляя в оба глушителя, я подъезжаю к гаражу. Любимая жена Аня уже ждет меня в машине. Ура, я дома!

Утром, едва открыв глаза, я озадачиваю Аню вопросом "А где все?"

Москва, декабрь 2009 г.

Bordo

UPGRADE's picture

Класно описано,жаль только фотографий очень мало.Молодцы,завидую)))


SHTRLZ_admin's picture

фотки еще прилепим.


Multistrada's picture

Роскошная история.Прекрасный русский язык.Спасибо.


Vitas312's picture

Здорово написано. Весело.


Hiperborey's picture

Фотки-фотки!!!


map2526's picture

Ото да.Дяде Федору еще бы шашку на пояс - хлопчик на Дукатти заикаться начал-бы.


Bu4inos's picture

Спасибо! Отличная статья! Прочитав, сразу же хочеться собирать вещи и в путь - не важно куда :) ... хотя путь только один - в гараж реанимироать раненое чудовище, что б было на чём ехать.


isljamuS's picture

фотки! фотки давай!


Den8990's picture

Отличный рассказ, а бахилы надо было на карбы одеть)))))))
Жги резину, а не землю


Боцман's picture

Зёма,как всегда прекрасно!!!


leonar23's picture

Классный и позитывный рассказик)))))Пасиба)))


Messer's picture

Блин, я два раза подряд проспал все самое интересное!!!11
До сих пор жалею.


Beast's picture

"Натаскать в пакете теплого воздуха в палатку" - гениально. Смеюсь и плачу!))))


HOMMAP's picture

Нудновато братка,нудновато.


SHTRLZ_admin's picture

покаж свое?