Долгая дорога на Байкал (лето 2000г.)ч.2 | OPPOZIT.RU | мотоциклы Урал, Днепр, BMW | оппозитный форум, ремонт и тюнинг мотоциклов

Долгая дорога на Байкал (лето 2000г.)ч.2

Дорогу до таежной деревеньки Кой, находящейся предгорьях Саян, мы назвали "дорога тысячи луж". Огромные вымоины на дороге были заполнены водой, и т. к. все их объехать было просто не возможно. Через несколько километров мы были с ног до головы мокрые. Иногда на пути встречались, просто, озерца и речки, переправа через которые требовала предварительной разведки и вымерения глубины. Этим, обычно, занимался Вася. Своими огромными зелеными Гриндерсами он расчищал нам фарватер от здоровенных камней лежащих на дне. На своих Уралах мы легко форсировали броды до 40-50 см, не замочив ног. Хочу заметить, что "Вояж" очень выгодно отличается от "Волка" и "Соло" при движении по убитым дорогам. Во первых - остаются целыми задранные глушители, во вторых - сложенная центральная подножка служит надежной защитой резонатора, в четвертых - сравнительно большой ход задней подвески, в пятых- мягкое седло и удобная посадка. По этому я на "Вояже" был всегда немного впереди своих спутников.

Въехав в деревеньку Кой, мы увидели, что развитие цивилизации остановилось там 100 лет назад. Люди живут только за счет железной дороги на Абакан. Вова, проезжая мимо здания из шпал с надписью "КЛУБ" так на него засмотрелся, что проехал мимо моста прямо в овраг. Особой местной достопримечательностью является мост через горную речку Мана. Сначала мы думали по нему ходят только пешком. Но увидев лихо пролетающий по мосту "Беларусь", тоже решили испытать судьбу. В общем, мост представлял собой деревянную конструкцию, построенную еще во времена Ивана Грозного. Настил между опорами прогнулся, и чтобы его укрепить, сверху в хаотичном порядке нагородили огромных бревен и шпал, проезжая по которым можно было провалиться сквозь них вместе с мотоциклом в реку или застрять между ними навечно. Проехав через мост, мы узнаем, что далее дорога упирается в сгоревший 25 лет назад мост, но можно проехать по железнодорожному. В этот момент я понял, что атласам автомобильных дорог верить нельзя!
Движемся вперед. Дорога превращается в колею с огромными лужами, зарослями кустов и завалами из бревен и камней, причем, слева идет железная дорога, а справа нависает отвесная скала, от которой иногда отваливаются фрагменты размером с автомобиль. Вдруг, дорога перескакивает с одной стороны "железки" на другую, но переезда не существует. Нужно самим делать переезд из старых шпал. Кладем одну шпалу между рельсами и делаем заезд и съезд. Получился переезд только для двухколесного транспорта. Неприятность состояла в том, что если не попадаешь на шпалу, то застреваешь на рельсах, а поезда ходят часто и хаотично. Переехали удачно, никто не застрял. Дальше, за переездом дорога превратилась в тропинку, виляющую между камней. Она довела нас до станции Хабайдак. Станция представляла собой до основания разрушенное строение, но недалеко от железной дороги стоял жилой одноэтажный дом. Там жил Александр- единственный житель бывшего поселка Хабайдак. Он живет среди тайги на полном самообеспечении. У него свой хлеб, своя домашняя живность, свой огород и еще отличная охота и рыбалка в 100 метрах от дома. Расчитывает только на себя. Единственное средство связи с людьми- мотоцикл ИЖ- Планета.
Мы минуем Хабайдак и движемся вперед. Все сильнее и сильнее ощущение того, что скоро мы упремся во что то не преодолимое. И это случилось! Перед нами останки сгоревшего автомобильного моста через бурлящую горную речку Мана. Глубина самого мелкого брода около 1 метра, плюс очень сильное течение, огромные валуны на дне и температура воды не выше +7 градусов. Переправа вброд отпадала. Оставался только железнодорожный мост и еще возникла бредовая мысль насчет плота, но о ней очень быстро забыли. Чтобы заехать на мост, нужно было преодолеть крутой подъем на железную дорогу. Подъем представлял собой насыпь из щебня и шлака высотой около 8 метров и крутизны 60-70 градусов. С первого взгляда было видно, что на Урале туда не въедешь. А, если въедешь, то на другой стороне моста дела со съездом обстояли еще хуже. Ко всему этому прибавлялось передвижение на мотоцикле по самому мосту, который к этому был абсолютно не предназначен. Между перилом моста и ближней к ней рельсой было расстояние меньше метра и торчали края шпал, так, что из-за слишком "растопыристого" двигателя правый котел по любому бы уперся или в рельсу или в торчащую шпалу.
Но вопреки фразе "Нормальные герои всегда идут в обход!" мы начали готовить въезд на "железку". Вырубили лишние кусты, сделали всевозможные подкопы и все это время пытались установить очередность прохождения поездов. Установили, что они пролетают с бешеной скоростью и в абсолютно хаотичном порядке. Это нас не смутило. Мы встали на мосту и стали ждать очередного поезда. Он не заставил себя долго ждать и неожиданно появился из-за поворота. Когда мы стояли на мосту, прижавшись к перилам, а в полуметре перед нами проносился на огромной скорости, сотрясая мост, немереной длины локомотив, нам стало страшно. И полностью подорвала нашу волю к победе неудачная попытка всеми усилиями затащить "Вояж" вверх по насыпи, после первой же попытки он зарылся по самый редуктор. Можно впадать в отчаяние. Все, проделанные нами усилия, были напрасны. Но мы не сломались!
Разворачиваемся и с радостными воплями "КаZантип!!!" устремляемся в обратный путь. Проехали мы недолго. В 10 км. от деревни Кой случилось страшное. Вася не справился с управлением и упал, разбив правую головку цилиндра на "Волке". "Волковская" палка, вместо дуги безопасности не спасла! Хорошо, что Вася поставил себе обычный 650 кубовый мотор, да, еще под 76-й бензин, вместо 750 кубового, на который запчасти можно найти только в Ирбите. Но мы в тайге, в сотнях километров от ближайшего мотомагазина или аргоновой сварки, которой можно варить алюминий. Ночуем возле дороги.
В 4 часа утра я на "Вояже" выехал на поиски головки. Стоял густой туман, и на расстоянии 10 метров ничего не было видно. Я проезжал одну деревню за другой по направлению к районному центру Партизанское. Поначалу я, просто, не встречал ни единой души в деревнях, т. к. думая, что сельские жители должны просыпаться с рассветом, сам подорвался очень рано. Моя стратегия была проста. Приезжая в очередную деревню, я вставал посреди центральной улицы и высматривал местных любителей Уралов. Как только один из них появлялся в поле моего зрения, я на бешеной скорости гнался за ним через всю деревню, повергая в ужас местных жителей и самого преследуемого. Как правило, стоило догнать одного и он сопровождал меня в поисках остальных местных "байкеров". Через 10 минут вся мотообщина деревни знала обо мне и металась от одного дома к другому в поисках нужной мне запчасти.
После долгих поисков головка была найдена за символическую цену 10 $. Приехав обратно в лагерь, я обнаружил там огромный переполох. Среди дня горел огромный костер, Вася и Вова, вооружившись лопатами и топорами, заняли круговую оборону. Оказывается, во время моего отсутствия мимо по дороге проезжал местный лесничий. Он подошел к парням, что бы познакомиться. Завязался разговор, в ходе которого лесничий невзначай обмолвился фразой "Вам, случайно, МЕДВЕДИ ночью не докучали". После этих слов в лагере началась паника. Начали срочно искать дрова, топоры, лопаты, туалетную бумагу и т.д. Мысль о том, что ночью вокруг палатки бродили, с целью кого-нибудь сожрать, стада диких медведей - монстров, пугала до усрачки!
Ремонт мотоцикла Васи был окончен в считанные минуты. Мысль об еще одной ночевке в этом месте была бы приравнена к мысли о самоубийстве. До наступления темноты оставалось около 4 часов. За это время нам нужно было выехать на трассу. Начиналась гроза. На полных газах, не щадя ни себя, ни мотоциклы, мы скакали по чудовищным ухабам, как сайгаки. Грязные, уставшие на полу разбитых мотоциклах мы, наконец, уже затемно выехали к спасительной цивилизации. Пошел сильный дождь с ветром, очень сильно похолодало. До Красноярска, где мы могли рассчитывать на теплый ночлег у Васиного дяди, было еще около 170 км. Через 20 км. мы окончательно замерзли, вымокли до нитки и выбились из сил, т.к. не ели со вчерашнего дня. Но, под проливным дождем и ураганным ветром при свете молний мы продолжали двигаться вперед. В Красноярск приехали около 3-х часов ночи. Родственники Василия оказались очень гостеприимными людьми, и не смотря на поздний час, приняли нас очень радушно. Какое блаженство, после перенесенных нами лишений, принять горячую ванну, одеть чистое белье, поесть и завалиться спать на кровать. Два дня мы прожили в Красноярске. Нас возили на экскурсии в разные места, но особенно запомнилась Красноярская ГЭС. Это грандиозное сооружение!
Далее мы отправились по местам воспоминаний из Васиного детства. Неподалеку от г. Ачинска в поселке Назарово находится самый огромный экскаватор в мире. Он и стал объектом нашего внимания. После долгих скитаний по карьерам, мы, наконец увидели ЭТО!!! Вот несколько данных об экскаваторе. Привезли его на место сборки в 4-х железнодорожных составах, собирали 4 года, высота стрелы 150 м, радиус выброса грунта 200 м, объем ковша 100 м3 (20 КАМАЗОВ!!!), вес 170000 тонн, передвигается шагами (за смену может прошагать 600 м), кабели за ним тащат две самоходные дизельные установки на гусеничном ходу, внутри экскаватора несколько этажей, напоминающих заводской цех площадью 50 на 30 метров, только поворот платформы осуществляли 8 огромных эл. двигателей диаметром 2.5 м.
Но, больше всего поражает наш совковый идиотизм, ведь всю эту красоту разбирают на переплавку из-за того, что нет возможности изготовить новые уплотнения, из-за износа которых этот монстр терял за смену 7 тонн масла (Ведь никто не выбросит Урал, у которого потекли сальники). Экскаватор сторожит один человек, который дал нам возможность вдоволь полазить по нему. Мы уже собирались уезжать, как вдруг пошел ливень. Вася вовремя успел выскочить из карьера по сухому подъему, а мы с Вовой остались пережидать дождь, спрятавшись под экскаватором. После дождя начался настоящий мотокросс. Подъем из карьера оказался для нас не преодолимым. Я первый попытался въехать, но не доехал даже до самого подъема. Подняли переднее крыло, Вова толкает сзади, я изо всех сил отталкиваюсь ногами, мотор работает на предельно низких оборотах, что бы не юзило колесо, но мотоцикл не продвинулся даже на четверть подъема за целый час наших усилий. Надо искать другой выход.
Нашли другой подъем, нам показалось, что он более пологий. Он находился на другой стороне карьера. С большим трудом, добравшись до него, я ринулся на штурм высоты. Подъем оказался действительно пологий, но, доехав до первого поворота, мы увидели, что он в два раза длиннее! Еще два часа чудовищных усилий, и мой мотоцикл был на вершине. Но внизу остался еще Вовин Урал. Сжалившись над нами, сторож экскаватора помог нам. Впереди нас ждало еще одно испытание. Дорога до самого Назарово была грунтовая и проезд по ней после дождя был возможен только на К-700. Еще несколько часов бесконечных падений, заносов, перегревов мотора и через каждые 100 метров выковыривания кусков грязи изо всех мест. Наконец, мы добрались до заветного асфальта и увидели Васю, который успел до дождя проскочить этот категорийный участок нашего маршрута.
Далее наш путь лежал до Новосибирска. Вспоминая наше последнее посещение этого города, мы хотели проехать по самой дальней обводной дороге, глубокой ночью, что бы случайно не встретить местных байкеров и опять не зависнуть на многодневную пьянку и веселуху в этом городе. Но, на самом деле очень хотелось повидать ребят и провести в их обществе пару дней (или недель). Так и случилось. На подъезде к Кемерово у нас начались поломки. У Васи в очередной раз заклинило его задний "Брэмбовский" тормоз, у меня порвался трос сцепления, у Вовы провернуло шлицы на кардане(запасной кардан у нас был с собой), пришлось в дорожных условиях пересталять крестовину и менять кардан.
В Кемерово я потерял своих спутников и решил встретиться с ними на посту ГИБДД при выезде из города. Подъехав к посту, я спросил у мента о мотоциклистах из Самары. Этот мудак говорит мне, что мои друзья пронеслись с бешеной скоростью в сторону Новосибирска около 1 часа назад. Я на всех парах без остановок лечу за ними вдогонку. Стемнело. Вдруг я замечаю, что моя фара тускнеет. Я на ходу отключаю "массу", все тухнет! Лампочка зарядки не горит, но зарядки нет - это верный признак обрыва проводов в якоре. Уже второй раз после Тайшета. Решаю ехать пока не разряжу свой 55 Аh аккумулятор. Не дотягиваю 20 км до Новосибирска, останавливаюсь в полной темноте, энергии уже не хватает на габариты. Нужно искать ночлег.
На первом повороте с трассы еду направо, освещая себе путь фонариком типа "Жучок". Нахожу наиболее пологий съезд с дороги и съезжаю. Но не удачно и сажусь картером на бугор. Мотоцикл встал мертво. Я в полной темноте в овраге изо всех сил пытался сдвинуть 350-ти килограммовую машину. После тщетных попыток силы покинули меня и можно было впадать в отчаяние. В моей ситуации мне мог бы помочь даже немощный старик или ребенок, нужно было просто подержать прямо руль, и все мои страдания закончились. Но вокруг не было никого. Я уже готов был воспринять это как предупреждение свыше в ответ на мои тайные помыслы о том, что бы одному ехать в Крым другой дорогой, отдельно от своих спутников. Но, тут мне в голову приходит мысль, о том, что можно подкопать бугор, на котором застрял мой мотоцикл. Так я и сделал. Далее мне предстояло в полном мраке разложить палатку, которую всегда раскладывал Вася, а я, даже, не удосужился посмотреть, как он это делает! Но палатка - не парашют, я быстро разобрался. Засыпая, я подумал - хорошо, что я вез палатку и фонарик - "Жучок".
Проснулся рано утром посреди стада коров. Быстро собрался, завелся и на одном дыхании долетел до гаража Новосибирских байкеров. Было еще слишком рано, пришлось подождать. Вскоре подтянулись парни. Они ничего не знали о моих друзьях. Я починил генератор и выя снил, что они приехали вчера поздно ночью и поехали к Коту на дачу. Меня проводили до дачи, где я увидел Васю и Вову, наслаждающихся всеми прелестями жизни. Я присоединился к ним и мы весело провели время в пьяных разговорах за косяком шмали. На следующий день мы вернулись с дачи в город и занялись починкой тормозов на Васином мотоцикле. Провозились еще 2 дня. Правда, мы больше пьянствовали, чем ремонтировали. К вечеру четвертого дня мы стартовали дальше.
После Новосиба наше путешествие стало окончательно пресным. Ехали уже по знакомой дороге, не представшей ни какого интереса. Кроме того, Вова начал подавать признаки тоски по дому, и первоначальный запал в нем уже угас. На остановках в кафе мы уже не так весело обсуждали планы дальнейшего маршрута. Вова, обычно, молча сидел и ковырялся у себя в тарелке, самым частым его ответом на наши вопросы, по поводу продолжения пробега, стало слово "посмотрим...". У меня, наоборот в голове роились безбашенные мысли о том, каким более экстремальным маршрутом доехать до КаZантипа. Мне уже до чертиков надоела пресная жизнь. Пожалуй, один только Вася открыто улыбался и не скрывал своего желания, как можно быстрее добраться до Крыма.
С такими настроениями мы подъехали к границе с Казахстаном в районе Петропавловска. Прохождение таможни не заняло много времени (помогло письмо с завода). Залив, полные баки бензина, напялив на головы шлемы, мы въехали на территорию суверенного Казахстана. Дорога сразу заметно ухудшилась, пропала разметка, появились выбоины. Ночь застала нас под Петропавловском. Остановились в не большом леске. Около полуночи разразилась сильнейшая гроза. Подул сильный ветер и хлынул сильнейший ливень. Нужно отдать должное нашей палатке отечественного производства (Санкт - Петербург). На протяжении всего путешествия она сохраняла нас и наши вещи сухими. Ту ночь она выдержала превосходно, ни одна капля влаги не попала на нас и наши вещи, за исключением одного Васиного ботинка, который случайно вывалился за пределы палатки и наполнился водой, что утром явило большой облом для Васи. С трудом выбравшись с "раскисшей" грунтовки на асфальт, мы взяли курс на Петропавловск.
Мое убеждение в том, что нужно ехать в Крым не через Самару, а другим путем, росло и крепло с каждой минутой. В Петропавловске я понял, что другого шанса у меня не будет и нужно на что-то решаться. Или ехать через Самару или через Казахстан на юго-запад. И я решился. На понимание и поддержку своих спутников я не расчитывал. Так и случилось. Оставляю им единственную палатку, примус, котелок, оставляю себе минимум запчастей и ЕДУ ОДИН! Впереди около 5000 км неизвестных дорог Казахстана, Калмыкии, Ставропольского края и т. д. Чувства переполняют меня, одновременно, чувствую облегчение оттого, что поступил так, как хотел и приятный холодок внутри от мысли о предстоящих приключениях, одним словом, чувствую прилив жизненных сил и адреналина, чего мне так не хватало в последнее время.
В придорожном магазине поменял рубли на теньге и купил самое необходимое в дороге. Прикинул маршрут, ночевку наметил в Кустанае, до которого около 550 км. В этот день произошло мое первое знакомство с Казастаном. Сразу бросается в глаза отсутствие движения транспорта между городами. Автомобили, которые я встретил, можно было пересчитать по пальцам на одной руке. Так же поражает ужасное состояние дороги и очень высокая, по сравнению с Россией цена на бензин. Кафе на дороге, практически отсутствуют, очень редко попадаются придорожные шайханы. Радует только полное отсутствие ментов и их постов. Засветло добираюсь до Кустаная. Очень красиво смотрится город на фоне заходящего солнца. В местной гостинице место стоит 300 теньге, т. е. 60 р., что для меня дороговато.
Первая проблема с ночевкой. Подъезжаю на стоянку грузовиков, подхожу к к первому попавшемуся водиле и прошу пустить меня на "квартиру". Оказывается, что он уже целый месяц меняет поршневую на своем Мане, и завтра утром работа будет закончена. Получив добро на ночевку в грузовике, я за ужином разговорился с водителем (его звали Саня) и узнал много интересных и полезных вещей о путешествиях по Казахстану. Саня оказался матерым классичеслим дальнобойщиком с 20-ти летним стажем, только на своем Мане он наездил по всему миру 1700000 миль. В итоге, я поужинал, поставил мотоцикл на стоянку, комфортно переночевал и выпил водки с интересным человеком, не потратив при этом ни одного теньге.

ПРОДОЛЖЕНИЕ

AutUmnIMZ